Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ В СЕВЕРО-КАВКАЗСКОМ ОКРУЖНОМ ВОЕННОМ СУДЕ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ О САМОВОЛЬНОМ ОТСТАВЛЕНИИ ЧАСТИ

Уважаемый суд!

          Приговор по уголовному делу в отношении рядового А. содержит несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным этим же судом при рассмотрении дела по первой инстанции.

          Я имею в виду изложенные в приговоре те фактические обстоятельства, которые содержат сведения с одной стороны о том, что А. 9 июня 2010 года самовольно оставил часть и находился самовольно вне ее пределов до 11 июля с.г.

          Кроме того, как изложены в приговоре эти же обстоятельства дела, с другой стороны, судом установлено, что А. за денежное вознаграждение в размере 10 000 руб. убыл из части с разрешения старшины Ж. При этом подсудимому было известно, что Ж. не является для него начальником по должности и не обладает полномочиями по освобождению его от исполнения обязанностей по военной службе.

          Таким образом, в основу приговора положено противоречие, не разрешенное судом, о том, что с одной стороны А. самовольно оставил часть, а с другой стороны убыл из части к месту жительства с разрешения старшины Ж.

          А между тем, этот невыясненный судом первой инстанции вопрос и является основным при принятии решения о наличии состава преступления в действиях осужденного или об отсутствии такого состава преступления, как самовольное оставление части продолжительностью свыше месяца.

          То обстоятельство, изложенное в приговоре, что подсудимому, якобы, было известно, что Ж. не является для него начальником по должности и не обладает полномочиями по освобождению его от исполнения обязанностей по военной службе, не соответствует материалам дела и требованиям ныне действующего Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. N 1495.

          Как установлено судом при допросе Ж. на день убытия из части рядовой А. проходил службу в подразделении, должность старшины в котором и исполнял Ж., имевший кроме того и воинское звание старшины.  

           Суд первой инстанции не учел, что в соответствии со ст. 35 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ начальники, которым военнослужащие подчинены по службе, хотя бы и временно, как в данном случае, являются прямыми начальниками. Ближайший к подчиненному прямой начальник называется непосредственным начальником.

           Таким образом, старшина Ж. по своему должностному положению являлся непосредственным начальником для рядового А.

           Кроме того, судом не учтено, что в соответствии со ст. 36 того же Устава, установившей, что  по своему воинскому званию начальниками являются проходящие военную службу сержанты и старшины - для солдат и матросов одной с ними воинской части, старшина Ж. являлся начальником для рядового А. еще и по этому основанию.

           Отсюда следует, что положение, изложенное в приговоре, что  подсудимому было известно, что Ж. не является для него начальником по должности и не обладает полномочиями по освобождению его от исполнения обязанностей по военной службе, не соответствует действительности и исследованным материалам дела. 

          Суд при этом не выяснил того обстоятельства, кто же, по его мнению, являлся для рядового А. начальником в этот период времени, и кто обладал правом освобождать его от исполнения служебных обязанностей.  

           Хотя показаниями А. и Ж., данными в суде,  подтверждается, что единственным начальником в этот период, с которым постоянно общался осужденный в войсковой части, являлся именно Ж., к подразделению которого был прикомандирован рядовой А.

          Таким образом, с учетом положений ст.ст. 35, 36 Устава внутренней службы, будучи непосредственным начальником по должности и начальником по воинскому званию, старшина подразделения и старшина по воинскому званию Ж. обладал в соответствии с принципом единоначалия всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненному рядовому А.  

          Кроме того, суд не дал никакой оценки оглашенной в судебном заседании копии постановления о возбуждении уголовного дела в отношении старшины Ж. по признакам преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 3 УК РФ (л.д. 94-95).

          Согласно данному документу, в июне 2010 года Ж., действуя из корыстных побуждений, имея намерение путем обмана, с использованием своего должностного положения похитить у А. денежные средства, сознательно сообщая не соответствующие действительности сведения, пообещав последнему освободить его от исполнения служебных обязанностей, отпустил его со службы к месту жительства. (Я хочу подчеркнуть, уважаемый суд, что предварительным следствием по данному делу установлено, что  Ж. отпустил А.  и последний самовольно часть не оставлял). 

        Как указано далее в постановлении о возбуждении уголовного дела, реализуя свой преступный умысел, направленный на незаконное обогащение за счет личных средств А.,., используя свое должностное положение, злоупотребляя доверием и вводя в заблуждение А. предложил передать ему денежные средства в размере 10 000 руб., которые он якобы должен был передать должностным лицам войсковой части ХХХ.

         А. в силу должностного положения Ж. доверял последнему и под его воздействием согласился передать указанную выше денежную сумму и 9 июня 2010 года убыл к месту жительства».

         Указанные обстоятельства из уголовного дела Ж. лишний раз объективно свидетельствуют о том, что А. не покидал самовольно часть, а убыл за ее пределы с разрешения своего начальника как по должностному положению, так и по воинскому званию – старшины подразделения и старшины по воинскому званию Ж. Прибыл данный военнослужащий к месту службы также в точно установленным старшиной Ж. день.

         При таких обстоятельствах, вывод суда о самовольном оставлении части рядовым А. не подтверждается, а опровергается доказательствами, исследованными в суде.

          При убытии из части  А. имел законные основания считать, что он убывает в законный отпуск, как это предусмотрено действующим законодательством. К такому выводу необходимо придти по той причине, что в настоящее время   суд доказал, что военнослужащие по призыву имеют право на отпуск.

          Военнослужащий из Екатеринбурга, проходивший службу по призыву в в/ч ХХХ, отстоял свое право на отпуск во время службы.

          Рядовой Владимир К., юрист по образованию, решил дойти до суда из-за сложившегося противоречия между двумя официальными документами.
        Федеральным законом N 104 от 6 июля 2006 года "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с сокращением срока военной службы по призыву" были внесены изменения в ч. 5, ст. 11 ФЗ "О статусе военнослужащих", и норма о предоставлении военнослужащим по призыву основного отпуска в период службы была исключена.

          В то же время нормы о предоставлении отпуска военнослужащим по призыву не были исключены из Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237 и продолжают действовать в настоящее время.

         В соответствии с п. 8 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву на воинских должностях, для которых штатом предусмотрены воинские звания солдат и матросов, предоставляется основной отпуск продолжительностью 20 суток. При этом в местностях с неблагоприятными климатическими условиями, в том числе отдаленных, продолжительность этого отпуска увеличивается на 5 суток.

         По заявлению рядового Владимира К. военный прокурор 58-й военной прокуратуры обратился в суд первой инстанции, который пришел к выводу о наличии у рядового права на отпуск.

        Уральский окружной военный суд оставил без изменений решение Нижнетагильского гарнизонного военного суда от 6 ноября 2009 года об удовлетворении заявления военного прокурора 58-й военной прокуратуры (гарнизона), поданного в защиту интересов военнослужащего по призыву Владимира К. о предоставлении последнему отпуска сроком на 25 суток с последующим увольнением с военной службы.

        Таким образом, с учетом данного решения суда рядовой А. имел все основания считать свое нахождение за пределами войсковой части пребыванием в отпуске, куда он убыл по указанию своего непосредственного начальника (командира).

         И в настоящее время у Владикавказского гарнизонного военного суда с учетом данных обстоятельств также имелись все основания считать нахождение А. вне части временем законного отпуска.

         Вышесказанное позволяет сделать вывод, что выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности осужденного, на правильность применения уголовного закона и определение меры наказания.

         На основании изложенного, прошу отменить приговор от 23.09.2010 года Владикавказского гарнизонного военного суда об осуждении рядового А. и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии предварительного слушания. 

         ЗАЩИТНИК - АДВОКАТ:                                                                                              КАРПОВ С.В.

         11 ноября 2010 г.

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию