Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ В РОСТОВСКОМ-НА-ДОНУ ГАРНИЗОННОМ ВОЕННОМ СУДЕ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ О ПРИЧИНЕНИИ ПОБОЕВ И ЛЕГКОГО ТЕЛЕСНОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ

Уважаемый суд!

           Мой подзащитный прапорщик Б. обвиняется в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, и в умышленном причинении легкого вреда здоровью, вызвавшем кратковременное расстройство здоровья, то есть в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 115 УК РФ.

          Считаю, что доказательств виновности моего подзащитного по по предъявленному обвинению, не установлено.

         Кроме того, при возбуждении уголовного дела судом было допущено  существенное нарушение уголовно-процессуального закона, что влечет прекращение уголовного дела.

          Это нарушение уголовно-процессуального закона заключается в следующем:

          Согласно ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего.

          Как указано в ч. 1 ст. 147, ч. 1 ст. 318  УПК РФ уголовные дела о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего в отношении конкретного лица - в порядке, установленном частями первой и второй статьи 318 настоящего Кодекса.

          Часть 5 ст. 318 УПК РФ установила, что заявление должно содержать просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству.

           Данное требование части 5 статьи 318 УПК РФ частными обвинителями Х.А.Н. и Х.С.А. не соблюдено. Их заявление в суд первой инстанции (т. 1 л.д. 2-3) не содержит такой просьбы, а поэтому законного основания для вынесения судом первой инстанции – мировым судьей Куйбышевского района Ростовской области - постановления о принятии заявления к производству не имелось (т. 1 л.д. 1). По таким же основаниям  необоснованно и незаконно вынесено постановление о принятии дела к производству и судьей Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда (т. 2 л.д. 2).

          Кроме того, в нарушение п. 5 ч. 5 ст. 318 УПК РФ к заявлению не приобщен список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд.

          В соответствии с ч. 1 ст. 254 УПК РФ суд должен был прекратить уголовное дело в судебном заседании, т.к. для принятия этого решения имелись основания, указанные в пункте 5 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, а именно - отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению.

          Полагаю, что отсутствие в заявлении частных обвинителей  Х.А.Н. и Х.С.А. просьбы к суду о принятии заявления к производству и списка свидетелей должно было повлечь не вынесение судом постановления о принятии дела к производству, а вынесение судом постановления о прекращении уголовного дела.

          В связи с изложенным, прошу суд выполнить требование ч.1 ст. 254 УПК РФ и прекратить настоящее уголовное дело в отношении подсудимого Б.

          Анализ доказательств, представленных частными обвинителями, показал, что их утверждение о наличии вины в действиях моего подзащитного, является неверным, т.к. бесспорных доказательств избиения им потерпевших Х.А.Н. и Х.С.А. не имеется.

          Обвинители утверждают  об имевшем место 7 декабря 2012 года факте нанесения моим подзащитным нескольких ударов по ногам Х.С.А.

          Кроме того, они утверждают, что с целью пресечь попытки Х.А.Н. защитить свою супругу, подсудимый нанес Х.А.Н. несколько ударов руками по плечам и несколько ударов ногами по ногам.

          Эти факты подтверждаются, по мнению обвинителей, показаниями потерпевших и свидетеля участкового уполномоченного отделения полиции Б.Е.Н., которая показала, что 7 декабря 2012 года она была ответственной по отделению и по сообщению дежурного прибыла на место происшествия по адресу: ХХХ. По внешнему виду Х.С.А. и Х.А.Н. было видно, что к ним применено физическое воздействие: у Х.С.А. была повреждена губа, имелась кровь на зубах и в области рта, у Х.А.Н. изо рта появилась кровь. При даче объяснений Х.С.А. и Х.А.Н. показали, что их избили Б. и И.

          Эти показания свидетеля Б., не являются объективным доказательством, полностью опровергающим утверждения подсудимых о том, что они потерпевших не избивали, в связи с чем у суда нет оснований положить их в основу обвинительного приговора.

          Показания свидетеля Б. о наличии 7 декабря 2012 г. у потерпевших множественных телесных повреждений, которые были диагностированы у них в лечебном учреждении в тот же день, не являются объективным доказательством причинения части их прапорщиком Б.

          К данному выводу необходимо прийти по тем основаниям, что он подтвержден материалами дела, т.к. свидетель Б. дала показания о наличии тех телесных повреждений, за причинение которых осужден И. (а именно - о наличии у Х.А.Н. неполного вывиха 1 и 2 верхних левых зубов и одного кровоподтека на слизистой оболочке внутренней поверхности верхней губы, у Х.С.А. - травматическая потеря второго верхнего правого зуба, ушибленная рана слизистой оболочки верхней губы, множественные кровоподтеки (по одному в нижних половинах правой и левой глазничной области, на верхней губе в правой половине, в левой половине подбородочной области, в левой скуловой области, в области левого угла нижней челюсти).

          Свидетель Бю не давала в суде показания о том, что она после конфликта по прибытии на место происшествия видела телесные повреждения, за причинение которых осужден Б., а именно: у Х.А.Н. - один кровоподтек на задней поверхности в средней трети левой голени, у Х.С.А. – кровоподтеки в области левого тазобедренного сустава,  в средней трети левой голени и на задней поверхности в средней трети правого бедра.

          В связи с изложенным следует прийти к выводу, что вывод частных обвинителей является ошибочным, что показания свидетеля Б. подтверждают факт избиения прапорщиком Б. потерпевших.

          Утверждение частных обвинителей об избиении моим подзащитным потерпевших, основан на показаниях самих потерпевших. При этом обращают на себя внимание противоречия между данными потерпевшими 7 декабря 2012 года объяснениями и показаниями, данными в суде.  

          Думается, что суду необходимо учесть обстоятельств, которые существенно влияют на выводы частных обвинителей, а именно – о наличии других исследованных в суде противоречий в показаниях потерпевших об обстоятельствах получения ими телесных повреждений.

          К таким исследованным в суде противоречиям, которые суд необходимо оценить суду при принятии решения, относятся следующие:

          - заявление в порядке ст. 318 УПК РФ частных обвинителей Х.А.Н. и Х.С.А. – т. 1 л.д. 2 -3

           07 декабря 2012 года около 13 часов 10 минут, я находился по адресу ХХХ в домовладении, принадлежащем мне в 1/3 доле, с целью забрать из сарая свои личные вещи. Так как я в данном домовладении ранее проживал и при переезде на другое место жительства оставил свои вещи в сарае данного домовладения. Когда я обнаружил, что замок на сарае поменян, я задал вопрос своей матери Х.М.П., зачем они сменили замок, та с криками начала меня выгонять. Я уехал. Для того, чтоб все таки забрать свои вещи, я позвонил в полицию, взял с собой жену Х.С.А. и приехал обратно к указанному домовладению, чтоб в присутствии сотрудников полиции забрать вещи.

          Когда я подъехал, то в указанном домовладении находились И. и Б., которые сразу же без объяснения причин начали избивать меня и мою жену руками и ногами в различные части тела.

          Спустя несколько минут, прибыл сотрудник полиции, избиение прекратилось, и Б. с И. сразу же ушли.

          Таким образом, из заявления видно, что по прибытии в домовладение там находились И. и Б., которые стали их избивать. Избиение продолжалось несколько минут до прибытия работника полиции Б.

          - в судебном заседании 29 января 2013 г. (протокол - л.д. 104 – 112) частный обвинитель, потерпевший Х.А.Н. дал другие, отличающиеся от его заявления, показания об обстоятельствах происшествия, а именно:

          7 декабря 2012 года в обеденное время примерно в 13 часов 00 минут, я приехал на ул. ХХХ в с. Куйбышево для того, чтобы покормить собак.

          Вывод: утверждение обвинителей о том, что супруги Х. прибыли за своими личными вещами не соответствует их заявлению (т. л.д. 2-3).

          После того, как я покормил собак, я обнаружил, что на сараях, находящихся во дворе дома, заменены замки. Мне на праве общей долевой собственности принадлежит 1/3 доля данного домовладения, в том числе и сараев. В это время со стороны огорода я увидел, идущих мне на встречу, дочь Х.В.П. и сестру И.Р. Я задал вопрос, по какой причине сменили замки, на что они стали меня выталкивать со двора дома. В ответ, я пояснил, что мне на праве собственности принадлежит 1/3 часть дома, в том числе сараев и земли. Если они мне будут препятствовать, то я вызову сотрудников полиции. После чего, я уехал. Примерно через 10 минут, я, взяв с собой жену Х.С.А., вернулся к дому по ул. ХХХ в с. Куйбышево. Перед двором дома находились мать Х.В.П. и сестра И.Р.П. Я им сказал, что для того, чтобы во всем разобраться, подождем сотрудников полиции.

          Вывод: утверждение обвинителей о том, что супруги Х. прибыли за своими личными вещами не соответствует их заявлению (т. л.д. 2-3).

          В это время приехали подсудимые И. и Б., с ними были В., М. и Б.И.

          Вывод: имеется противоречие в этих показаниях и заявлением, где указано: «когда я подъехал, то в указанном домовладении находились И. и Б., которые сразу же без объяснения причин начали избивать меня и мою жену руками и ногами в различные части тела».

          Таким образом, частные обвинители представили суду противоречивые доказательства, имеющие существенное значение и не позволяющие принять те из них, которые свидетельствуют якобы о виновности моего подзащитного.

          Я стоял перед двором дома возле своей машины, на тротуаре. И. подходя ко мне, выкрикнул: Кто здесь командует! И в этот момент И. нанес мне удар своей головой мне в голову в область лица, а именно в область зубов, челюсти. После чего И. нанес удар кулаком мне в область солнечного сплетения, схватил меня и ударил мою голову о забор. Пока я отходил от нанесенных ударов, И. пошел во двор дома, где находилась моя супруга Х.С.А.

        Таким образом, единственным доказательством избиения моим подзащитным потерпевшего Х.А.Н. являются показания самого потерпевшего Х.А.Н.

         При этом обращаю внимание суда на то, что в отличие от потерпевшего мой подзащитный, будучи неоднократно опрошенным и допрошенным всегда давал одни и те же показания, никогда их не меняя, а потерпевший ХИЖНЯК А.Н. неоднократно менял свои показания об обстоятельствах его, якобы, избиения прапорщиком Б.

          Х.С.А. во дворе стали избивать, кто именно и какие удары наносил, я не помню, так как во дворе было много людей, толпа, происходила драка.

          - в судебном заседании 29 января 2013 г. (протокол - л.д. 104 – 112) частный обвинитель, потерпевшая Х.С.А. дала другие, отличающиеся от ее заявления, показания об обстоятельствах происшествия, а именно:

       07 декабря 2012 года в обеденное время, у меня на работе заканчивался перерыв, когда ко мне на работу приехал мой муж Х.А.Н., который пояснил, что ему нужна помощь и объяснил, что с ним произошло, когда он приехал на ул. ХХХ в с. Куйбышево.

          Я ему сказала, чтобы он вызвал сотрудников полиции. Он стал звонить, пока я собиралась. Примерно в 13 часов 10 минут, мы приехали к дому по ул. ХХХ в с. Куйбышево. Сотрудников полиции еще не было. Я пошла во двор дома, а Х.А.Н. остался курить за двором. Во дворе я стала собирать принадлежащие нам вещи.

          Вывод: утверждение частных обвинителей о том, что супруги Х. прибыли за своими личными вещами не соответствует их заявлению. Фактически они прибыли, чтобы выразить свое недовольство установкой других замков на сарае. И это свое недовольство потерпевшая выразила тем, что испортила обшивку дома, сняв с него несколько пластиковых панелей.   

          И в это время ко двору дома подъехала машина и я увидела, что за двором дома началась драка, я видела, как подсудимый И. стал избивать моего мужа Х.А.Н.

          Вывод: имеется противоречие в этих показаниях и заявлением, где указано: «когда я подъехал, то в указанном домовладении находились И. и Б., которые сразу же без объяснения причин начали избивать меня и мою жену руками и ногами в различные части тела».

          - в судебном заседании 21.03.2013 г. (протокол – л.д. 12 – 40) частный обвинитель, потерпевший Х.А.Н. дал другие, отличающиеся от его заявления, показания об обстоятельствах происшествия, а именно:

           Ha пороге дома, ее (супругу) бил И., а потом подключился Б.

           В то же время в судебном заседании 29 января 2013 г. Х.А.Н. показал, что во дворе стали избивать, кто именно и какие удары наносил, я не помню, так как во дворе было много людей, толпа, происходила драка.

          Кроме того, суду необходимо иметь ввиду, что между Х.А.Н., Х.С.А. с одной стороны и моим подзащитным Б.,      находящимися в родственных отношениях с частными обвинителями, имеются неприязненные отношения, вызванные разделом имущества и что по этой причине супруги Х. могут оговаривать подсудимого.

          Сторона защиты представила суду доказательства невиновности подсудимых, а именно –

  • свидетели Х.М.П. и И.Р.П. показали, что они все время находились в кухне, из нее не выходили, никакой драки не видели, и что прапорщик Б. не покидал кухню до приезда сотрудников полиции.

          У суда имеются все основания отнестись критически к показаниям частных обвинителей, учитывая их родственные отношений со свидетелями и неприязненное отношение к потерпевшим.

  • показания свидетеля Ш., из которых следует, что она находилась на улице через дорогу от калитки дома № 64 с момента приезда потерпевших. 

          Эти показания полностью соответствуют показаниям моего подзащитного Б. который пояснил, что вышел из дома только через некоторое время после приезда потерпевших, и что, выходя из двора, он видел свою соседку Ш., которая в этот момент также только выходила со двора своего дома.       

          Таким образом, суду представлены объективные доказательства позиции супругов Х., выразившейся в оскорблении ими престарелых Х.М.П. и И.Р.П., попытке их избить и причинении вреда их имущества путем поломки частей дома (пластиковых панелей).

          Кроме того, суд не истребовал характеризующие документы на военнослужащего прапорщика Б. – служебную, медицинскую характеристику, копию послужного списка, и их отсутствие не позволяет учесть характеристику личности моего подзащитного при назначении ему наказания.  

          На основании изложенного, уголовное дело в отношении прапорщика Б. прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием состава преступления в его действиях. 

          ЗАЩИТНИК – АДВОКАТ:                                                               КАРПОВ С.В.

          16 апреля 2013 г.

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию