Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ В КИРОВСКОМ РАЙОННОМ СУДЕ Г. РОСТОВА-НА-ДОНУ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ ПО ОБВИНЕНИЮ В ПОДДЕЛКЕ ОФИЦИАЛЬНОГО ДОКУМЕНТА И ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЗАВЕДОМО ПОДЛОЖНОГО ДОКУМЕНТА

Уважаемый суд!

           Анализ доказательств, представленных стороной обвинения, позволяет сделать вывод о том, что вина моего подзащитного А. органом дознания не доказана и доказательства его вины стороной обвинения суду не представлены.

          Этот анализ доказательств по ст. 33 ч. 5, ст. 327 ч. 1 УК РФ (пособничество в подделке официального документа, предоставляющего права в целях его использования) состоит в следующем:

         Стороной обвинения подсудимый обвиняется в том, что он совершил указанное выше преступление при следующих обстоятельствах, а именно: А., реализуя свой преступный умысел, направленный на подделку официального документа и государственного штампа, представляющего право нахождения на территории РФ, в целях его дальнейшего использования и на использование заведомо подложного документа, в период времени с 01.11.2005 года в неустановленном дознанием месте, находясь в Ростовской области в г. Батайске предоставил с целью подделки официального документа, миграционную карту № ХХХ на свое имя – неустановленному дознанием соучастнику совершения преступления свою миграционную карту для внесения в нее информации, а именно своих анкетных данных, для регистрации в паспортно-визовой службе и внесения в миграционную карту поддельного штампа «зарегистрирован» для иностранных граждан, и тем самым способствовал подделке миграционной карты на свое имя с неуказанным сроком пребывания и впоследствии, находясь по адресу: Ростовская область, г. Батайск, приобрел данный поддельный документ – миграционную карту на свое имя в целях ее использования. Таким образом, А. по мнению стороны обвинения способствовал неустановленному дознанием соучастнику в совершении преступления – подделке официального документа – миграционной карты, предоставляющей право проживания на территории РФ и подтверждающий легитимность нахождения гражданина на территории РФ.

         В ходе судебного заседания стороной обвинения представлены и судом исследованы следующие доказательства:

         - рапорт об обнаружении признаков преступления (л.д. 2)

         - протокол осмотра вещественного доказательства – миграционной карты, изъятой у подсудимого (л.д. 31-32)

         - заключение технико-криминалистической экспертизы (л.д. 35-37).

          Однако конкретное содержание этих доказательств не позволяет прийти к выводу, что сторона обвинения в ходе дознания хоть в какой-то степени выполнила свою обязанность, предусмотренную частью 2 статьи 14   УПК РФ, в соответствии с которой  бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения.

          И действительно – изложенные доказательства не подтверждают пособничества А., потому что в представленных стороной обвинения доказательствах не содержится доказательства того, что А. действовал в соответствии с частью 5 статьи 33 УК РФ в качестве  пособника преступления – в подделке официального документа.

          Действительно, не доказано, что:

          - именно неустановленное дознанием лицо подделало миграционную карту А.

          - что А. вообще передавал кому-то свою миграционную карту и что произошло это в период времени с 01.11.2005 года в неустановленном дознанием месте, а может быть и  в Ростовской области в г. Батайске (тут дознание совсем запуталось).   

          - что он содействовал как пособник совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также как лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы. Ни одного из этих действий А. не совершал и поэтому доказательств пособничества в деле нет. Ни одной строчки. Есть только одно предположение стороны обвинения, не подтвержденное никакими доказательствами.

          - кроме того, в деле не имеется ни одной строчки в качестве доказательств о  наличии преступного умысла у подсудимого, направленного на подделку официального документа и государственного штампа.

         - полностью отсутствуют доказательства того, что подсудимый нарушил порядок оформления своего права нахождения на территории РФ. Потому что есть только голословное утверждение в обвинительном акте о нарушении такого порядка, но к делу не приобщены надлежащим образом заверенные законодательные акты, регламентирующие порядок оформления права нахождения иностранных граждан на территории РФ. И поэтому то ли это право оформляется штампом в миграционной карте, то ли каким-то другим образом сторона обвинения не подтвердила. Да и вообще нет такого юридического термина – право находиться на территории РФ. Есть термины – вид на жительство, есть разрешение на временное проживание. А поэтому конкретное нарушение конкретного порядка (скажем словами обвинительного акта) права нахождения на территории страны, должно было быть доказано со ссылкой на Федеральный закон № 115-ФЗ от 25 июля 2002 года «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», на постановление Правительства № 789 от 1 ноября 2002 года «Об утверждении Положения о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на временное проживание»,  на постановление Правительства РФ № 794 от 1 ноября 2002 года «Об утверждении Положения о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства вида на жительство», на приказ Министерства внутренних дел РФ от 14 апреля 2003 г. N 250 «Об организации деятельности органов внутренних дел Российской Федерации по оформлению и выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешений на временное проживание и видов на жительство.

         Таким образом, следует прийти к выводу, что стороной обвинения А. привлекается к уголовной ответственности за непредусмотренные вышеуказанными законодательными и нормативными актами нарушения правил нахождения на территории РФ. А следовательно, наступление уголовной ответственности за несуществующее правонарушение невозможно в принципе.

          -  в исследованных доказательствах не содержится ни одной строчки, подтверждающие наличие умысла подсудимого на использование заведомо подложного документа.

          - кроме того, там нет доказательств и того, что впоследствии, находясь по адресу: Ростовская область, г. Батайск, подсудимый приобрел данный поддельный документ – миграционную карту на свое имя в целях ее использования.  

         Таким образом, обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст. 33 ч. 5, ст. 327 ч.1  УК РФ, т.е. в пособничестве в подделке официального документа, предоставляющего права в целях его использования, построено на предположении, если не сказать точнее на вымысле.

          Далее вниманию суда предлагается анализа доказательств по ст. 327 ч. 3 УК РФ (использование заведомо подложного документа).

         В ходе судебного заседания стороной обвинения представлены и судом исследованы следующие доказательства по данному составу преступления:

         - показания свидетеля С. (л.д. 41-42)

         - рапорт об обнаружении признаков преступления (л.д. 2)

         - протокол осмотра вещественного доказательства – миграционной карты, изъятой у подсудимого (л.д. 31-32)

         - заключение технико-криминалистической экспертизы (л.д. 35-37).

          Однако конкретное содержание этих доказательств не позволяет прийти к выводу, что сторона обвинения в ходе дознания хоть в какой-то степени при сборе доказательств по данному составу преступления выполнила свою обязанность, предусмотренную частью 2 статьи 14   УПК РФ, в соответствии с которой  бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения.

          И действительно – изложенные доказательства не подтверждают использования подсудимым А. миграционной карты как заведомо подложного документа.

          Указание в диспозиции части 3 статьи 327 УК РФ на заведомость означает, что А. до предъявления и при предъявлении миграционной карты работнику милиции С.  знал о том, что штамп о регистрации является поддельным. Однако вышеуказанные доказательства этого как раз и не доказывают.  Они же не опровергают доказательства, изложенного в допросе свидетеля работника милиции С., что на его требование предъявить подлинный документ подсудимый предъявил ему миграционную карту в качестве подлинного документа. В показаниях свидетеля С. не указано, что А. предъявил ему миграционную карту в качестве заведомо подложного документа.

          Наличие прямого умысла подсудимого на использование заведомо подложного документа протоколом допроса свидетеля С. не установлено. Других же доказательств, подтверждающих наличие прямого умысла у А., в деле просто нет.   

         - как и в предыдущем составе преступления в деле отсутствуют доказательства того, что подсудимый нарушил порядок оформления своего права нахождения на территории РФ. Потому что есть только голословное утверждение в обвинительном акте о нарушении такого порядка путем подделки штампа со словом «ЗАРЕГИСТРИРОВАНО», но к делу не приобщены надлежащим образом заверенные законодательные акты, регламентирующие порядок оформления права нахождения иностранных граждан на территории РФ. И поэтому не исключено, что если такой порядок ранее и действовал, о чем понаслышке знает дознаватель, то за два дня до возбуждения уголовного дела этот штамп изменен или введен другой документ вместо штампа. Суду об этом доказательств не представлено.

         Поэтому, думается, что при постановлении приговора и разрешении вопросов, предусмотренных подпунктами 1 – 5, суду с учетом отсутствия доказательств виновности А. придется отрицательно ответить на вопросы:

          1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

          2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый;

          3) является ли это деяние преступлением;

          4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;

          5) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление.

         С учетом изложенного, прошу суд на основании подпункта 2 части 2 статьи 302 УК РФ постановить оправдательный приговор, т.к. подсудимый А. не причастен к совершению вмененных ему преступлений.

          Постановление обвинительного приговора по данному делу невозможно, потому что он не может быть основан на предположениях стороны обвинения.  И кроме того, в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступлений не подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. А именно выполнение этих условий и требует от суда часть 4 статьи 302 УК РФ.

           ЗАЩИТНИК – АДВОКАТ:                                                                                                  КАРПОВ С.В.

           21 декабря 2005 г.   

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию