Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ В КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУЖНОГО ВОЕННОГО СУДА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ О ПОКУШЕНИИ НА МОШЕННИЧЕСТВО

Уважаем коллегия!

          В дополнение к доводам, изложенным в кассационной жалобе осужденного Д., могу пояснить следующее:

          Вынесение обвинительного приговора 04 мая 2012 г. Грозненским гарнизонным военным судом по настоящему уголовному делу является неправомочным в силу того, что на предварительном следствии были допущены такие нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые в случае их объективного рассмотрения судом не должны были повлечь вынесение такого приговора.

           Такими нарушениями являются следующие:

  1. Это расследование уголовного дела на стадии предварительного следствия с нарушением установленного статьей 162 УПК РФ порядка продления срока предварительного следствия.

          Как видно из материалов уголовного дела, со дня окончания 18 апреля 2011 года 3-х месячного срока предварительного следствия в нарушение установленного порядка, срок следствия далее не продлевался, а 19 мая 2011 года заместителем руководителя военного следственного управления по Южному военному округу полковником юстиции М. было вынесено постановление о восстановлении срока предварительного следствия и в дальнейшем в ходе предварительного следствия были выполнены следственные действия с составлением соответствующих процессуальных документов. Эти процессуальные документы суд оценил как доказательства, полученные без нарушений.

          С такой позицией суда первой инстанции согласиться нельзя по той причине, что указанное постановление о восстановлении срока предварительного следствия не соответствует требованиям УПК, является надуманным и преследует одну цель – продолжить расследование в отношении невиновного человека.

         Характеристика незаконности и необоснованности этого постановления изложена в кассационной жалобе, с которой члены судебной коллегии знакомы. Поэтому, не повторяясь, кратко напомню, что, по мнению автора постановления, срок предварительного следствия подлежит восстановлению на основании п. 1 части 1 ст. 39 и ст. 151 УПК РФ.

          Однако эти указанные статьи не содержат основания для принятия такого процессуального решения, как восстановление срока предварительного расследования.

          То есть в нарушение части 2 статьи 29 УПК РФ, установившей, что срок может быть продлен лишь в случаях и порядке, которые установлены настоящим Кодексом, орган предварительного следствия сослался на указанные выше статьи УПК РФ, которые никакого отношения ни к восстановлению пропущенного срока, ни к порядку продления срока предварительного следствия не имеют.

          Поэтому можно однозначно утверждать, что все следственные действия после 19 мая 2011 года выполнены после окончания срока предварительного следствия (который, напомню, был продлен в установленном порядке до 18 апреля 2011 г.), и поэтому все процессуальные документы, составленные после 19 мая 2011 г.  являются ненадлежащими доказательствами.

          В качестве таковых все процессуальные документы, составленные после 19 мая, в соответствии с частью 1 статьи 75 УПК РФ как доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, должны были быть судом признаны недопустимыми. В качестве таковых, как  не имеющие юридической силы, они не могли быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

          Поэтому можно утверждать, что суд первой инстанции нарушил не только часть 1, но и часть 2 статьи 75 УПК РФ, подпункт 3 которой относит к недопустимым доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

          Очевидность этого нарушения заключается также в том, что, согласно текста постановления от 19 мая 2011 г. о восстановлении срока предварительного следствия, уголовное дело находилось без движения после окончания продленного 3-его месяца срока предварительного следствия в связи с низкой исполнительской дисциплиной одного из сотрудников аппарата военно-следственного управления.      

          Так вот, статья 130 УПК РФ, регламентирующая  восстановление пропущенного срока, установила, что пропущенный по уважительной причине срок должен быть восстановлен на основании постановления дознавателя, следователя или судьи, в производстве которого находится уголовное дело.

          Кроме того, статья 130 УПК РФ распространяет свое действие в отношении сроков при подаче жалоб, ходатайств и заявлений. Эта статья не регламентирует порядок продления срока предварительного следствия, т.к. этот порядок установлен статьей 162 УПК РФ.

          Как видно из постановления о восстановлении пропущенного срока, причина пропуска является неуважительной, т.к. низкая исполнительская дисциплина одного из сотрудников аппарата военно-следственного управления, не может быть признана уважительной. Лицо, вынесшее незаконное постановление, покрывая неисполнительность своего подчиненного, само идет на умышленное нарушение закона и тем самым подрывает доказательственную базу по уголовному делу, собранную после вынесения этого незаконного постановления.

          Несмотря на ходатайство моего подзащитного об исключении из системы доказательств всех процессуальных документов, составленных после 19 мая 2011 года, гарнизонный военный суд никак его не разрешил и в приговоре никаким образом не отразил это явное нарушение уголовно-процессуального закона органом предварительного следствия.

          Таким образом, с учетом отсутствия доказательств вины мой подзащитный подлежит оправданию.

  1. Имеется еще одна причина, позволяющая утверждать, что у суда не было оснований для вынесения обвинительного приговора.  

          Так, моим подзащитным Д. в ходе судебного заседания председательствующему было подано для приобщения к материалам уголовного дела заявление потерпевшего А., в котором последний просил прекратить уголовное преследование в отношении подсудимого в связи с отсутствием претензий.

        Оно в настоящее время находится в материалах уголовного дела.

         Мой подзащитный также просил суд первой инстанции прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон.

          Не смотря на то, что и заявление моего подзащитного о прекращении уголовного дела и аналогичное заявление потерпевшего А. исследовались в ходе судебного заседания, в приговоре суда неправдиво указано, что одним из оснований отказа в прекращении уголовного дела является отсутствие заявления потерпевшего. Данный вывод суда не соответствует действительности.

          Для исправления этой ситуации я в предыдущем судебном заседании суда кассационной инстанции представил на Ваше распоряжение для приобщения к материалам уголовного дела еще одно заявление потерпевшего А., заверенное надлежащим образом, с просьбой о прекращении уголовного дела в связи с его примирением с Д.   

           Кроме того, в кассационной жалобе потерпевшего А. на приговор Грозненского гарнизонного военного суда он в очередной указал на суровость наказания и о своем желании прекратить уголовное дело.

           Хотелось бы одновременно обратить Ваше внимание, что закон не требует в качестве условия для принятия решения о прекращении уголовного дела такого условия, как признания своей вины осужденным.

          Поэтому мы просим суд второй инстанции учесть позицию потерпевшего А. и в случае невозможности оправдания осужденного прапорщика Д. принять решение о прекращении уголовного дела на основании ст. 25 УПК РФ. Тем более, что все обстоятельства дела и категория преступления позволяют принять такое решение. 

          ЗАЩИТНИК – АДВОКАТ:                                                                                                                              КАРПОВ С.В.

          16 августа 2012 г.

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию