Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ В ИНТЕРЕСАХ ПОТЕРПЕВШЕЙ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ ОБ УМЫШЛЕННОМ ПОВРЕЖДЕНИИ ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА, ПОВЛЕКШЕМ ПРИЧИНЕНИЕ ЗНАЧИТЕЛЬНОГО УЩЕРБА

Уважаемый суд!

           Для установления истины и торжества правосудия суду необходимо ответить на главный вопрос: что же на самом деле произошло в ночь с 5-го на 6-ое апреля 2012 г. на перекрестке переулка Днепровский и улицы Вятская?

          Казалось бы, ничем не приметная житейская ситуация, когда обычная семья В. везла роженицу в родильный дом. Но никто из них в самом кошмарном сне не мог представить себе, что эта поездка будет сопряжена с огромными неприятностями, оговором, лжесвидетельствами и закончится эта ситуация в суде.

          Быть может, кто-то риторически скажет: "Видимо, так было угодно судьбе".

          Быть может, он прав.

          Но, к сожалению, у этой судьбы есть конкретное лицо – это К.М.А. – человек не работающий, не служивший в армии, пьющий, лживый, не имеющий семьи, иным словом ведущий паразитический, асоциальный образ жизни.

     Знание этих фактов исключительно важно не только для оценки личности подсудимого, но и для понимания сути совершенного им деяния.

           Итак, в ночь с 5-го на 6-ое апреля 2012 г. К.М.А. основательно «принял на грудь». Данный факт подтвержден врачами БСМП №2, которые выявили у него 1.5 промилле алкоголя в крови (л. д. 73 - 76).

          Обращаю внимание суда на то, что подсудимый обратился в медицинское  учреждение в 2 час. 42 мин., т.е. примерно через два с половиной часа после происшествия.

          Специалисты говорят, что спиртное перерабатывается (окисляется) в среднем со скоростью около 7-10 г чистого алкоголя в 1 час, что соответствует снижению его концентрации в крови приблизительно на 0,1-0,16 промилле.

          Следовательно, при проведении анализа, концентрация алкоголя в крови у К.М.А. уже снизилась минимум на 0,25-0,39 промилле. Исходя из этого, не составляет особого труда высчитать, что в момент происшествия содержание алкоголя в крови подсудимого было в пределах 1,9 промилле.

         Согласно Краткой Медицинской Энциклопедии (издание второе, 1989 год Москва, издательство "Советская Энциклопедия") – содержание алкоголя в крови при опьянении средней степени составляет от 1,5 до 2,5 промилле. Отсюда с твердой уверенностью можно заявить о том, что К.М.А. находился в изрядном подпитии.

          Просто для информации: считается, что у обычного человека на уровне 1,5 промилле начинается рвота, на уровне 3 промилле он теряет сознание, а при 4 промилле прекращается дыхание и человек умирает.

       В рассматриваемом случае подсудимого не мучили рвотные позывы. Его одолевало чувство раздражительности вперемешку с чувством обиды, недовольства, злобы, агрессии – это, согласно той же Краткой Медицинской Энциклопедии - классические симптомы средней степени опьянения.

          Присутствующие могут задаться вопросом: отчего обида и злоба?

          Ответ кроется в показаниях свидетеля Ш.

          Из этих показаний следует, что подсудимый, будучи пьяным, переходил на красный сигнал светофора улицу Вятская, где едва не угодил под колеса проезжающего автомобиля «Хендай». Как следствие, между подсудимым и водителем «Хендай» возникла перебранка, после которой раздраженный К.М.А. продолжил прерванное движение. И тут перед ним появился медленно проезжающий автомобиль Фольксваген Джетта, в котором находилась семья В.

           Вот на этом автомобиле К.М.А.  и выместил всю свою злобу за предыдущий инцидент, нанеся удар ногой в заднее правое крыло автомобиля.

          Замечу, ударил умышленно, с такой силой, что даже ребро жесткости, в которое частично пришелся удар, не смогло предотвратить деформацию детали автомобиля. И вне всяких сомнений, подсудимый был движим вспышкой безотчетной злобы, необузданной агрессии, он демонстрировал культ грубой силы и пьяной удали.

 

          Понимание произошедшего пришло к нему достаточно быстро. Поэтому, чтобы скрыть содеянное им повреждение имущества, он обратился с телефонограммой в дежурную часть ГИБДД, в которой заведомо ложно сообщил, что на пересечении пер.Днепровский - ул.Вятская на него совершен наезд красным автомобилем Фольксваген Джетта. На придуманное ДТП он рассчитывал легко списать поврежденное им крыло машины.

          В этот же день 06.04.2012 г., К.М.А., прикрывшись «плохим самочувствием и невозможностью присутствовать лично» подал через своего представителя мать гр-ку К.Т.А. письменное заявление на имя командира ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по г.Ростову-на-Дону, в котором дословно написано следующее: «…автомобиль, выехавший со стороны Днепровского допустил на него наезд, после чего продолжил свое движение. Автомобиль Фольксваген Джетта красного цвета, от удара остался стоять на ногах и продолжил переходить проезжую часть…» (копия вышеуказанного документа имеется в материалах дела).

          Однако уже 4 мая 2012 г., осознав, что автомобиль не мог его сбить правым задним крылом, К.М.А. отказался от своих первоначальных показаний, изменил их и заявил в ГИБДД новую ложь - автонаезда не было, он просто автоматически зацепил машину ногой (копия данного документа имеется в материалах дела).

          Здесь все понятно. Признать, что машина может сбить боком можно лишь при восхитительном уровне самоотречения, но это уже скорее усилия по собственной лоботомии…

          Лгать и фальсифицировать не так просто. Особенно когда изначально сделанное заявление не соответствует фактическим обстоятельствам дела и первоначальные показания противоречат последующим, когда надуманные обвинения звучат как бред. И даже «притянутые за уши» доказательства внешне не выглядят приемлемо и благовидно.

          Но оказывается при своевременном декоративном ремонте развалившуюся конструкцию доноса можно подлатать более тщательными фальсификациями. Поэтому сменив тактику, К.М.А., в очередной раз предпринимает попытку уйти от ответственности, для чего сообщает уже в Отдел полиции № 6 Ростова-на-Дону о, якобы имевшем место автонаезде и избиении.

          В качестве доказательства он представляет справки из БСМП №2, однако вопреки элементарной логике отказывается от прохождения судебно-медицинской экспертизы. Вывод нам - юристам напрашивается сам собой – отказ вызван тем, что исследовать просто было нечего, потому что никаких телесных повреждений у него не было.

          А что касается предоставленных справок, их происхождение весьма сомнительно, не будем забывать, что мы живем в обществе рыночных отношений.

 

          В народе говорят, сколько веревочке ни виться, конец все равно будет. Эта логичная развязка наступила и в отношении К.М.А. и полиция возбуждает уголовное дело по ч.1 ст. 167 УК РФ.

          И не надо быть особенно прозорливым, чтобы предугадать дальнейшие действия К.М.А. Он опять пытается избежать ответственности за содеянное, и предпринимает восхитительный по своей простоте ход.

          После того, как органы дознания опросили имеющихся свидетелей, провели очные ставки, и практически готовились подвести итог, К.М.А. получил материалы дела для ознакомления.

          Результатом штудирования дела стало то, что спустя 52 дня после происшествия он впервые сообщил, что у него, оказывается, тоже имеются свидетели.

          28 мая 2012 г. обвиняемый через своего адвоката подал ходатайство об их допросе (лист дела 88).

          Ваша честь, получается, подсудимый, изначально имея свидетелей своих заявлений, вопреки логике и здравому смыслу в течение почти двух  месяцев упорно их утаивал? Зачем? Уж не потому ли, что их просто не было? И решение ввести их в процесс созрело как раз в момент ознакомления с материалами дела?

          Чтобы ответить на эти вопросы, для начала разберемся с самими свидетелями.

          Итак, свидетели А. и Н.

        Оба в рамках проводимого дознания, прилежно, шаблонами рассказывают об обстоятельствах имевшего место события. Они удивительно точно помнят те элементы происшествия, на которых настаивает подсудимый, и почему-то не помнят иные подробности окружающей обстановки.

          Оба демонстрируют заученную точность. Их показания схожи до мельчайших деталей, да так, что некоторые предложения в их повествованиях совпадают с точностью до запятой (лист дела 92-93, 95 – 96).

          Отмечу, все показания являются надуманными.

          В связи с тем, что вызванный в суд А. не явился, докажу это на примере Н.:

           На стадии дознания оба свидетеля говорили о К.М.А., как о «ранее неизвестном им молодом человеке» (лист дела 92 – 93, 95 – 96).

          Свидетель Н. придерживается этой же позиции и в судебном заседании.

          Однако, запутавшись, он неожиданно выдает, что подсудимого он знает в лицо, они виделись ранее, дословно - «на районе».

          Далее Н. допускает очередную ошибку, когда поясняет суду, как К.М.А. попросил его и А. быть свидетелями по данному факту, и как они согласились, но телефонами не обменялись.

          А если телефонами не обменялись, логично встал вопрос: К.М.А. знает, где вас искать?

          На что Н. простодушно проговорился: в ларьке.

          И разъяснил: они там часто бывают, выпивают пиво, не именно с подсудимым, а в одной с ним компании. Что по сути одно и то же.

          А потом с его слов выяснилось, что они учились с К.М.А. в одной школе и живут в одном районе.

          Вот такая вот осведомленность о «ранее неизвестном молодом человеке».

          Факты говорят сами за себя, мы имеем неуклюжую попытку Н. скрыть свое знакомство с подсудимым. И если пояснения в суде начинаются с обмана, как после этого доверять показаниям такого свидетеля? Поэтому я прошу суд дать критическую оценку показаниям этого свидетеля и оценить их как неправдивые и направленные на то, чтобы помочь подсудимому уйти от уголовной ответственности за содеянное преступление.

 

          Н. дает противоречивые показания относительно удаленности остановившегося автомобиля от края дороги.

          На стадии дознания он, сообразуясь с показаниями подсудимого, заявлял, что расстояние равнялось 2-3 шагам.

        Однако иные свидетели подтвердили, что машина фактически остановилась у разделительной полосы проезжей части, а это середина дороги.

       После этого показания Н. претерпели изменения. Уже в судебном заседании он свидетельствовал расстояние от края дороги в 3-4 шага.

      А когда его уличили в противоречии, Н., демонстрируя завидное непостоянство, опять вернулся к первоначальным показаниям и подтвердил, что расстояние составляло 2-3 шага.

 

          Н. дает неправдивые показания о скорости автомобиля, утверждая, что он двигался 30-40 км/час (лист дела 95 - 96). Вероятно, свидетелю незнакомы элементарные законы физики из школьной программы. Иначе он бы знал, что быстродвижущийся автомобиль просто увлек бы за собой прикоснувшегося к нему К.М.А.

          Но это не единственный ляп в показаниях этого свидетеля.

          Н. невдомек, что при скорости 30-40 км/ч остановочный путь легкового автомобиля на сухом асфальте состав­ляет 18-25 метров, это согласно Методикам расчетов в экспертизах по ДТП.

          При торможении на такой скорости автомобиль остановился бы очень далеко от перекрестка, вне поля зрения Н. Ведь свидетель утверждает, что он стоял так, что «Тавр» был от него левее, а с этого места просмотр улицы Вятская ограничен коммерческими киосками «Днепровского рынка».

          Однако, не смотря на это серьезное противоречие, свидетель, как на стадии дознания, так и в судебном заседании последовательно рассказывал, кто, когда и как вышел из автомобиля. Из автомобиля, который Н., получается, видеть не мог.

 

          Н. свидетельствовал ранее и свидетельствует сейчас, что водитель нанес удар ногой в спину К.М.А., от которого последний упал. Он так и заявил в судебном заседании - удар был в прыжке в спину.

          Не могу себе представить, как невысокий и полный В., в свои 45 лет прыгает подобно Джеки Чану.

          К тому же такой удар невозможен в силу своей природы, о чем свидетельствует пояснительное письмо из Международной федерации каратэ-до Шотокан России (копия имеется в материалах дела).

          Более того, о том, что К.М.А. никто не бил подтверждают свидетели: Ш., В., В.и сама потерпевшая В.

          И самое главное, уже в судебном заседании от первоначальной версии удара в спину ногой отказался и сам К.М.А., поняв все нелепость этого заявления. Удар рукой в его понимании теперь более приемлем.

 

          В судебном заседании 29.08.2012 г. свидетелю Н. был задан вопрос относительно подробностей происшествия, а именно: «Какая была погода?».

          Н. ответил: «Влажная».

          Слово «влажный» толкуется как мокрый, пропитанный водой (Словарь русского языка С.И. Ожегова).

          Однако согласно письму Федерального государственного бюджетного учреждения «Ростовский Центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды с региональными функциями» № 09-04/2229 от 04.09.2012г. погода в отрезок времени, на который пришлось происшествие, была сухая (оригинал имеется в материалах дела).

          Из этого следует – Н. не знает, какая на самом деле была погода.

          С учетом этого обстоятельства и изложенных выше противоречий в показаниях Н. можно уверенно сделать вывод, что на месте происшествия во время совершения К.М.А. преступления он не был и своими показаниями он вводит суд в заблуждение.

 

          На предложение пройти допрос на полиграфе, Н. продемонстрировал нескрываемый испуг. Но узнав, что процедура добровольная, с облегчением от нее отказался.

 

          Озвученные мною аргументы со всей очевидностью обнаружили, что доверять показаниям самого К.М.А. и его свидетелей нельзя - это мыльный пузырь, который возник практически из ничего и который усиленно самим же подсудимым раздувался с одной лишь целью - избежать наказания! Наш многодневный процесс показал, как мне представляется, что этот пузырь лопнул, оставив после себя только грязную пену лжи и человеческой непорядочности.

 

          Вина подсудимого К.М.А. подтверждается и другими исследованными в ходе судебного заседания доказательствами. Ими являются:

          - рапорт участкового уполномоченного полиции отдела полиции №6 Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону капитана полиции Г. о том, что 06.04.2012 года в отдел полиции Управления МВД России по Ростову-на-Дону поступило заявление гр. В., в котором она просит привлечь к уголовной ответственности гр. К.М.А. по факту повреждения принадлежащего ей автомобиля «Фольксваген Джетта» государственной номер ХХХ 161 регион, чем причинил значительный материальный ущерб на сумму 11430 рублей.

          - заявление В. от 06.04.2012 года в ОП № 6 аналогичного содержания.

          - справка - счет от 06.04.2012 года, согласно которой, установлена стоимость ремонта автомобиля «Фольксваген Джетта» в размере 11430 руб.

          - свидетельство о регистрации транспортного средства 61 РХ №754839, согласно которому установлено, что собственником автомобиля «Фолькваген-Джетта» государственный номер ХХХ 161 регион является В.

          - протокол осмотра предмета от 06.04.2012 г., согласно которому    автомобиль «Фольксваген-Джетта» имеет повреждение на заднем правом крыле в виде вмятины и царапины.

          Кроме того, вина подсудимого доказана показаниями, которые в суде дали потерпевшая В., ее муж свидетель В., свидетели В. и Ш.  Хочу обратить внимание суда, что свидетель Ш. до этого происшествия не был знаком ни с кем из участников инцидента – ни с указанными лицами, ни с К. Поэтому он не является лицом, заинтересованным в исходе дела, и его показаниям можно доверять.

          Так вот, согласно показаний всех этих лиц, К., будучи в сильной степени алкогольного опьянения, будучи недовольным тем, что его не пропустил впереди идущий автомобиль, нанес удар ногой по автомобилю В., причинив ему механическое повреждение.

   

          Таким образом, суммируя все вышесказанное, я надеюсь, что суд даст правильную оценку показаниям свидетеля Н., подсудимого К.М.А., доказательствам обвинения, которые по данному уголовному делу собраны в полном объеме и без процессуальных нарушений (а значит, являются допустимыми)  и вынесет в отношении К.М.А. справедливое решение, которое, по нашему мнению, должно выражаться в обвинительном приговоре с возможно более суровой мерой наказания за то, что 06.04.2012 года около 00 часов 20 минут, находясь на проезжей части по ул. Вятской г. Ростова-на-Дону в районе дома 47 «А», имея умысел на повреждения чужого имущества, умышленно причинил (нанес удар ногой) механическое повреждения в виде вмятины на правом заднем крыле автомобиля «Фольксваген Джетта», государственный номер ХХХ 161 регион, принадлежащего гр-ке В., чем причинил своими действиями последней значительный материальный ущерб на общую сумму 11430 рублей, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 167 УК РФ.

      Одновременно мы просим суд удовлетворить в полном объеме гражданский иск потерпевшей В. к подсудимому К.М.А. и взыскать с последнего в пользу потерпевшей полную сумму причиненного ущерба в размере 11430 руб.

            Кроме того, на основании части 3 статьи 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям статьи 131 УПК РФ.

          В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 “О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве” суду необходимо учитывать, что указанные расходы, подтвержденные соответствующими документами, в силу пункта 9 части 2 статьи 131 УПК РФ относятся к иным расходам, понесенным в ходе производства по уголовному делу, которые взыскиваются с осужденных. На основании изложенного прошу взыскать с К.М.А. расходы в пользу потерпевшей В., понесенные ею в качестве расходов на представителя.

           ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ПОТЕРПЕВШЕЙ – АДВОКАТ:                                                                                          КАРПОВ С.В.

           25 сентября 2012 г. 

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию