Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУЖНОГО ВОЕННОГО СУДА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ О ПОКУШЕНИИ НА ПОСРЕДНИЧЕСТВО ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ

Уважаемый суд!

 

          Сегодня Вам предстоит принять практически окончательное решение о судьбе моего подзащитного майора войсковой части ХХХХХ П., признанного 06 февраля 2017 года приговором Нальчикского гарнизонного военного суда виновным в покушении на посредничество группой лиц по предварительному сговору во взяточничестве, то есть в ином способствовании взяткополучателю в достижении и реализации соглашения между ним и взяткодателем о получении и даче взятки в крупном размере, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ.

          Суд назначил с применением ч. 1 ст. 64 УК РФ наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, без штрафа и без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

          До вынесения данного приговора мой подзащитный занял позицию полного признания своей вины, поэтому вопрос доказанности его вины в настоящем судебном заседании мною не ставится.

          Суду второй инстанции предлагается к обсуждению вопрос о правильности избранной меры наказания, т.к. мы считаем ее слишком строгой и подлежащей снижению.

          Какие же основания имеются для этого?

          Как видно из приговора Нальчикского гарнизонного военного суда при назначении П. наказания суд учел данные о его личности, в том числе характеризующееся низким уровнем доходов имущественное положение подсудимого и его семьи.

          Думается, что суд недостаточно учел следующие сведения, характеризующие личность моего подзащитного. Если мы вспомним послужной список П. (том 13 л.д. 117 – 131), то увидим, что он всю жизнь посвятил военной службе. Так, после окончания в 1999 г. средней школы он был принят на военную службу 01.08.1999 г. и поступил в Челябинский танковый институт, который закончил  в 2004 г. Впоследствии постоянно проходил военную службу не на тыловых должностях, а на офицерских должностях в спецподразделении войсковых частей Министерства обороны и постоянно принимал участие в боевых действиях (на территории Северо-Кавказского региона с 18.06.2009 г. по 17.12.2012 г., с 14.08.2004 г. по 06.06.2005 г.).

          Принимал участие  в контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе с 11.01.2005 г. по 17.06.2009 г. и имеет официально учтенных 1011 боевых дней.  

          В связи с этими мероприятиями ПЛОТНИКОВ М.С. неоднократно награждался правительственными и ведомственными наградами.

          Напомню уважаемому суду формулировки, за что было произведено награждение:

          - медалью «За воинскую доблесть» 2 степени - за высокие показатели в служебной деятельности;

          - орденом Мужества – за мужество и героизм;

          - медалью «За отличие в военной службе» 1 степени – за добросовестную военную службу.

          Думается, что эти характеризующие данные судом первой инстанции недостаточно учтены при определении меры наказания и эти сведения (особенно, сведения о мужестве и героизме) должны были послужить основанием для назначения меры наказания, не связанной с лишением свободы. Надеемся, что суд второй инстанции исправит эту досадную ошибку Нальчикского гарнизонного военного суда.

          Имеются и другие основания для снижения меры наказания, которыми является семейное положение моего подзащитного. Я имею в виду наличие у него четверых малолетних родных детей и неработающую супругу. Эти сведения также недостаточно учтены судом при назначении наказания.

          Тем более, что суду стороной защиты представлены сведения о наличии у супруги П. денежных средств в размере около 1 млн. руб., которые все их родственники собрали и вручили ей для того, чтобы она имела возможность незамедлительно исполнить решение суда о наказании в виде штрафа.

          Прошу Вас, уважаемые судьи, иметь это обстоятельство в виду при принятии  Вами сегодня Вашего решения.             

 

          Кроме личности моего подзащитного, как указано в приговоре гарнизонного военного суда, им учтены

          характер и степень общественной опасности содеянного подсудимым,

          совершение им преступления, относящегося к категории тяжких,

          влияние назначенного подсудимому наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

          Думается, что характер содеянного П. недостаточно учтен в приговоре, а причина совершения этого деяния судом первой инстанции вовсе не учтена.

          Говоря о характере содеянного и причину его совершения суд не обратил внимания на то обстоятельство, что военнослужащий П. был связан отношениями подчиненности и старшинства с ВРИО командира войсковой части подполковником К., который явился инициатором истребования от потерпевшего прапорщика К. взятки в размере 300 000 руб.

         Действительно, мой подзащитный по обстоятельствам дела являлся вовсе никак не заинтересованным человеком в сокрытии факта недостачи индивидуальных рационов питания, допущенного последним. Не имелось никаких оснований для привлечения П. ни к материальной, ни к уголовной, ни к административной ответственности за эту недостачу по той причине, что он не имел к ней никакого отношения.

          И поэтому участвовать в действиях по истребованию от прапорщика К. в пользу подполковника  К. взятки его вынудило именно вышестоящее должностное положение последнего, который неоднократно, настойчиво и ультимативно требовал от П. принять меры к подчиненному прапорщику К. для получения от него денег.

          Будучи дисциплинированным военнослужащим, и будучи зависимым по службе от подполковника К. мой подзащитный был вынужден выполнять его указания по истребованию денежных средств от прапорщика К.

          Таким образом, во всей этой ситуации по разрешению факта недостачи индивидуальных рационов питания П. был самым не заинтересованным человеком и действовал только лишь по указанию старшего начальника. 

          И это обстоятельство суд вовсе никак не учел при определении слишком строгой меры наказания П.

         

          Имеется еще одно обстоятельство, которое не учел суд, и которое должно было отразиться на определении им меры наказания, не связанной с лишением  свободы.

          Я имею ввиду обстоятельства проведения оперативно-розыскного мероприятия в отношении моего подзащитного.

          Согласно ст. 5 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ  "Об оперативно-розыскной деятельности" органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).          

          Эти вопросы вовсе остались без рассмотрения в суде первой инстанции, и поэтому говорить о полномасштабной провокации к совершению противоправных действий оснований не имеется. По этой причине говорить об отсутствии состава преступления мы не можем.

          Однако имеется момент, который позволяет сделать вывод о побуждении в косвенной форме к продолжению совершения П. противоправных действий, т.е. о наличии элементов провокации.

          Я имею в виду тот момент, когда в январе 2016 г. подполковник К. сообщил П. реквизиты банковской карты, которые предложил сообщить прапорщику К. для перечисления денег. Это было выполнено П., однако прапорщик К. явно по надуманному и несерьезному предлогу отверг это предложение, пояснив, что он не доверяет банковским картам.                          

          Из материалов дела мы знаем, что в это время уже проводилось оперативно-розыскное мероприятие, и понимаем, что все свои действия КОПТЕВ согласовывал с сотрудниками правоохранительного органа. Поэтому мы также понимаем, что он отказался от перечисления денег на банковскую карту не самостоятельно, а по совету сотрудников правоохранительного органа, которые были заинтересованы в успешном окончании ОРМ. Таким успешным окончанием могло быть задержание с поличным при передаче денег, что и было в конечном итоге достигнуто.

          Думается, что если бы не было такого развития события, а деньги были бы перечислены прапорщиком К. на банковскую карту, то и участие П. в незаконных действиях было бы еще более минимальным, чем установлено судом первой инстанции. А, следовательно, объем его вины был бы еще меньше, и наказание ему надо было бы назначать еще меньше.

          Вышеизложенное является основанием для меня ставить вопрос сегодня перед судом о том, что роль майора П. в совершении преступления была совсем не главная, а второстепенная и поэтому наказание, связанное с лишением свободы, является несправедливым вследствие чрезмерной строгости.    

 

          Кроме того, суд первой инстанции не выполнил требование постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 г. N 55 "О судебном приговоре", согласно которому, если суд пришел к выводу о необходимости назначения подсудимому наказания в виде лишения свободы, а санкция статьи уголовного закона наряду с лишением свободы предусматривает и другие виды наказания, то суд должен указать мотивы, по которым ему не может быть назначена иная мера наказания.

          Это требование постановления Пленума не выполнено и думается, что сделано это по той причине, что у суда отсутствовала мотивировка причины выбора им более строгой меры наказания.

 

          С учетом изложенного, прошу суд апелляционной инстанции изменить приговор Нальчикского гарнизонного военного суда и назначить меру наказания П., не связанную с лишением свободы.   

 

          ЗАЩИТНИК – АДВОКАТ:                                                        КАРПОВ С.В.

 

          13 апреля 2017 г.

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию