Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ПРЕНИЯ ПО ГРАЖДАНСКОМУ ДЕЛУ О ПРИЗНАНИИ ФАКТА ПОЛУЧЕНИЯ НАСЛЕДСТВА И КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ЗА СЧЕТ НАСЛЕДСТВЕННОГО ИМУЩЕСТВА В ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ РАЙОННОМ СУДЕ РОСТОВА-НА-ДОНУ

Уважаемый суд!

       Приговором Краснодарского краевого суда от 19.11.2013 г. Ц. был признан виновным в причинении смерти Е. и С. Последний являлся внуком, братом и племянником истцам С.

          Погибший Е. приходился братом остальным истцам.

          Апелляционным определением Верховного Суда РФ от 24.10.2014 г. указанный приговор Краснодарского краевого суда в отношении Ц. был отменен, уголовное дело в отношении него прекращено на основании п.4 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с его смертью. Ответчики Ц.Н.А., Ц.В.В., являются родителями Ц., а Ц.А.С., Ц.Н.С. являются детьми Ц., Ц.А. – его гражданской женой.

          Согласно записи акта о смерти, Ц. умер 07 июля 2014 года.

      На основании ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

        Согласно ст. 1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

          В соответствии с положениями п. 1 ст. 418 ГК РФ, обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника, либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

          Таким образом, исполнение обязательства по компенсации причиненного морального вреда может быть исполнено лично должником, т.к. неразрывно связано именно с его личностью. Правопреемство в данном случае действующим законодательством не предусмотрено.

          Как следует из п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании ", имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также, если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (статья 418, часть вторая статьи 1112 ГК РФ).

          По смыслу ст. 1112 ГК РФ, в состав наследства не входят обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя или не подлежащие передаче наследникам в силу закона, в связи с чем, такие обязанности не могут признаваться долгами наследодателя, приходящимися на наследников.

          Таким образом, в случае смерти лица, причинившего вред, обязанность по выплате компенсации морального вреда не может быть возложена на наследников в пределах стоимости наследственного имущества.

     В связи с чем, правовых оснований для удовлетворения требований о возмещении морального вреда за счет наследственного имущества Ц., не имеется. Как видно из материалов гражданского дела, при жизни у Ц. обязанности по выплате истцам денежной компенсации морального вреда не было установлено.

          Обязанность компенсировать истцам моральный вред связана с личностью причинителя вреда Ц., поэтому данное право не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству.

         В состав наследства может входить сумма компенсации морального вреда только в том случае, если она была присуждена истцам, а должник умер и не успел ее выплатить.

          К Ц. при его жизни, истцы не обращались в суд с иском о взыскании с него компенсации морального вреда, решение суда о взыскании с Ц. в пользу истцов компенсации морального вреда отсутствует.

           Поскольку ко дню смерти Ц., денежная сумма компенсации еще не была присуждена ко взысканию, то возникшее спорное правоотношение не допускает правопреемства, в связи с чем, правовых оснований для удовлетворения заявленного иска, у суда не имеется.

          Так же в судебном заседании установлен тот факт, что наследственное дело после смерти Ц. не открывалось, в настоящее время срок для вступления в наследство истек.

      Данные сведения не влияют на эти обстоятельства, поскольку истцы поддерживают требования только в отношении указанных им ответчиков, требуя определить состав, стоимость наследственного имущества Ц., находящееся у третьих лиц, в том числе, у указанных им по делу ответчиков, утверждая, что находящиеся на банковских счетах денежные средства, недвижимое имущество, записанное на его родителей, на имя гражданской жены – ответчиков по делу, автомобиль, зарегистрированный на имя его гражданской жены – Ц.А., являются имуществом Ц., требуя признать данное имущество его собственностью для взыскания компенсации морального вреда в пользу истцов.

         Установление того обстоятельства, что возникшие правоотношения не допускают правопреемства, не влияет на то, принято кем-либо или нет наследство после смерти Ц. и истек либо нет срок для его принятия.

      Кроме того, указание в приговоре Краснодарского краевого суда от 19.11.2013 г. на то обстоятельство, что по рассмотренному делу необходимо выяснить принадлежность имущества и денежных средств, на которые наложен арест не является обстоятельством, из которого следует, что данное указание относится к настоящему рассматриваемому делу, поскольку на момент вынесения приговора, Ц. был жив, и, кроме того, по уголовному делу, заявлялись иски другими потерпевшими.

          Так же необходимо отказать истцам и в заявленных ими требованиях об установлении факта принятия наследства после смерти Ц. его родителями Ц.Н.А., Ц.В.В. и детьми – Ц.Н.С., Ц.А.С., поскольку с указанными требованиями могут обратиться только наследники, фактически принявшие наследство, которыми истцы не являются, и у них отсутствуют и правовые основания для обращения с указанными требованиями.

        Все изложенные требования закона известны представителю истцов К., т.к. он участвовал в гражданском процессе в качестве представителя Б. по аналогичному исковому требованию о взыскании морального вреда за счет наследственного имущества Ц. При этом, по мнению истца  основанием требований являлся приговор Краснодарского краевого суда от 19.11.2013 года.

            Решением Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону от 24 марта 2016 по делу № 2-732/16 в удовлетворении требований о компенсации морального вреда с Ц. отказано.

       11 июля 2016 года Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда решением по делу № 33-11812/2016 оставила в силе решение суда первой инстанции, указав приведенные выше основания.

          3 августа 2015 года Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону рассмотрев исковое заявление Е. по делу № 2-5262/15, основывавшего свои требования на приговоре Краснодарского краевого суда от 19.11.2013, отказал в части взыскания компенсации морального вреда за счет имущества Ц. Мотивировку в обоснование принятого решения Пролетарский районный суд изложил ту же, которая сейчас мною были приведена настоящему суду. 

           Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 16 ноября 2015 года по делу № 33-17576/2015 указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

        Кроме того, К. являлся представителем истцов Б., В по иску к Ц.Н.А., Ц.В.В., Ц.А.С., Ц.Н.С., Ц.А. по делу № 2-2606/2016 рассмотренному Кущевским районным судом.

          Представителем истца были заявлены такие же требования по тем обстоятельствам к тем же ответчикам. Решением от 03 октября 2016 года в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.

          Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда по гражданскому делу № 33-34492/16 от 20 декабря 2016 года это решение Кущевского районного суда оставлено в силе.

         Имеется еще одно судебное решение – это решение от 21 сентября 2015 года Кущевским районным судом Краснодарского края, которое принято в отношении наследственного имущества Ц.

         Данное решение не содержит указаний о порождении каких-либо прав и обязанностей в отношении детей Ц.

          Апелляционная инстанция установила, что судом первой инстанции юридически значимые обстоятельства установлены не были. Наследство Ц. его детьми принято не было.

         В соответствии с пунктом 60 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о наследовании от 29.05.2012 г. № 9 ответственность по долгам наследодателя несут лишь принявшие наследство наследники.           

       Итак, состоявшиеся ранее многочисленные судебные решения, вступившие в законную силу, неоднократно установили необоснованность исковых требований по взысканию компенсации морального вреда за счет имущества умершего Ц. с его родителей, супруги и детей.  

          Поэтому вызывает удивление эта непонятная настойчивость представителя истцов в достижении заведомо недостижимой цели.

          С учетом изложенного, прошу суд отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме. 

           ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ОТВЕТЧИКОВ – АДВОКАТ:                                  КАРПОВ С.В.

           30 июня 2017 г.

 

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию