Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ГРАЖДАНСКОЕ ДЕЛО ОБ ИЗМЕНЕНИИ МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА РЕБЕНКА В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУЖНОГО ВОЕННОГО СУДА

Уважаемый суд!

       Решение 5 гарнизонного военного суда от 24.03.2014 г. об отказе в удовлетворении исковых требований старшего лейтенанта в/ч пп 04436 Т.А.С. к бывшей супруге Т.К.В. об изменении места жительства несовершеннолетнего ребенка и передаче его (ребенка) личных документов считаю законным и обоснованным по следующим основаниям.

          Суд первой инстанции учел положения статей 57, 61 и 65 СК РФ и при разрешении спора исходил из равенства прав и обязанностей отца и матери в отношении своих детей, а также из интересов несовершеннолетнего ребенка.

             Суд выполнил требования пункта 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 10 с учетом положений пункта 3 статьи 65 СК РФ и учел все обстоятельства, необходимые для правильного разрешения спора, а именно: привязанность ребенка к каждому из родителей; возраст ребенка; нравственные и иные личные качества родителей; отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком; возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности, режима работы родителей, их материального и семейного положения); другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей. При этом суд правильно определил, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении истца не может являться безусловным основанием для удовлетворения его требования об определении места жительства ребенка с ним.

          При определении места жительства ребенка суд правильно применил пункт 3 статьи 65 СК РФ и учел обстоятельства, указанные в данной норме, а также иные обстоятельства, влияющие на правильное разрешение искового заявления, такие как: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическую обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка; приближенность места жительства родственников (бабушек и дедушек), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; цель предъявления иска.

         Думаю, что настоящей целью предъявления такого иска явилось стремление истца не улучшить условия жизни ребенка, потому что он такими возможностями не обладает, а иметь право на получение по месту службы двухкомнатной квартиры в случае удовлетворения его искового заявления. Об этом истец сообщил суду на предварительном судебном заседании 03.03.2014 г. (л.д. 14 – 17).

          Суд исследовал все необходимые материалы дела и выяснил все обстоятельства, обоснованно отклонив ходатайство истцовой стороны о назначении психолого-психиатрической экспертизы, т.к. каких-либо сомнений в психической полноценности истца, ответчицы и их ребенка не имеется.

          Не имеется таких оснований для назначения экспертизы и в суде апелляционной инстанции, поэтому прошу отказать в ходатайстве о назначении экспертизы, изложенном истцом в апелляционной жалобе. 

        Суд правильно оценил довод истца, которым он обосновывал свои требования своим более высоким уровнем материальной обеспеченности, и правильно отказал ему в иске, т.к. это обстоятельство не является определяющим при разрешении спора данной категории.
      Суд правильно применил требования ч.1 ст.56 ГПК РФ, согласно которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

          Действительно, таких доказательств истец не представил, и свои исковые требования обосновал голословными утверждениями и бездоказательными сообщениями, не имеющими никакого отношения к делу.

          В подтверждение этого я предложу краткий анализ позиции истца и его представителя, изложенными в их выступлениях в прениях и в апелляционной жалобе:

  • При расторжении брака между истцом и ответчицей, истец – Т.А.С. оставил проживать свою бывшую супругу вместе с сыном в двухкомнатной квартире, оставив им всю мебель, бытовую технику, посуду, т.е. все нажитое ими имущество, взяв с собой только личные вещи. Истец оставил проживать ребенка в хороших бытовых условиях. Однако ответчица съехала с указанной квартиры, тем самым ухудшив жилищно-бытовые условия проживания ребенка. В настоящее время ответчица с сыном проживает с сожителем в комнате общежития.

          Однако истцовая сторона умалчивает о том, что, во-первых, служебная квартира подлежала сдаче после расторжения брака бывшими членами семьи истца, и во-вторых, что он лично сдал эту квартиру, лишив возможности проживать в ней своего ребенка.   

  • Истец проходит службу по контракту в в/ч п/п 04436 в должности заместителя командира зенитной ракетной батареи, имеет стабильное и достойное денежное содержание, которое позволяет ему обеспечить полноценное питание и хорошее физическое развитие сына, создать все условия для его развития и обучения, благоприятный микроклимат в семье.

          Однако истцовая сторона умалчивает о том, каким образом в случае передачи ребенка отцу он намерен в первый же день обеспечить полноценное питание ребенку при том условии, что он в настоящее время никакого жилья не имеет, бОльшую часть времени находится на службе, нового брака не заключил, проживает у сожительницы Ч.М.В., которая будучи тоже военнослужащей по контракту бОльшую часть времени также находится на службе, и дала показания суду, что она еще не приняла решение, будет ли выходить за него замуж.

            При таких условиях было бы странным забрать ребенка от матери, которая в настоящее время обеспечила ему  кров над головой, надлежащий уход и заботу в рамках своих материальных возможностей, и отдать его в пустоту.  

  • Из представленной суду характеристики, видно, что истец – Т.А.С. характеризуется положительно.

        Могу пояснить, что это очень хорошо, но не является убедительным доводом в пользу удовлетворения исковых требований. А где доказательства того, что ответчица аморальна и это ее поведение отрицательно влияет на ребенка? Таких доказательств нет. Поэтому положительная характеристика истца сама по себе не несет какую-то смысловую нагрузку в смысле доказывания исковых требований. 

  • Из представленных суду справок из детского сада, видно, что ребенок посещает детский сад не регулярно, что отражается на его развитии. В детском саду проводятся занятия, способствующие разностороннему развитию детей.

          Ответчица сама с ним не занимается и в детский сад сына водит не регулярно. Ребенок не выговаривает букву «Р», в некоторых словах проглатывает букву «Л». В пять лет ребенок уже четко должен произносить буквы, и на данный момент с ним необходимо обратиться к логопеду, чтобы поправить речь  ребенка.

          Указанный довод страдает нелогичностью и бездоказательностью.

          Так, суду не представлено доказательств, подтверждающих утверждения о том, что не регулярное посещение детского сада ребенком отражается на его развитии, а также о том, что ответчица не занимается с ребенком.  Следовательно, эти утверждения являются надуманными.

          Суду не представлено доказательств того, что дефекты речи у ребенка возникли в результате ненадлежащей заботы о ребенке со стороны матери и что ребенку именно сейчас нужна помощь логопеда.

          Я всю жизнь с детства и до настоящего времени не выговариваю букву «Р». Но это не значит, что мои родители ко мне плохо относились, и меня надо было у них забрать. Просто причину этого дефекта в виду сросшейся «уздечки» под языком не могли у меня врачи правильно и своевременно определить. Но это никак не может повлечь вывода, к которому нелогично приходит истцовая сторона в отношении своего ребенка о том, что якобы этот дефект у их ребенка имеет место быть по вине моей доверительницы.

  • согласно представленной справки, в случае увеличения состава семьи, истец готов улучшить жилищные условия ребенка, у ребенка должна быть своя комната, истец имеет возможность получить служебную квартиру.

          Считаю, что именно это и является истинной целью подачи искового заявления – улучшение будущих жилищных условий истца в виде получения бОльшего по размерам жилого помещения.

  • Из представленной копии свидетельства о праве участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих на получение целевого жилищного займа, видно, что в будущем истец имеет возможность получить жилье, т. к. является участником накопительно - ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.

          Этот довод истца только лишний раз подтверждает обоснованность судебного решения, т.к. этот довод свидетельствует о том, что в настоящее время возможности предоставить хоть какие-то жилищные условия ребенку истец не имеет. В то время, как ответчица такие условия ребенку в мер своих возможностей обеспечила в настоящее время.

  • В случае если истцу придется уволиться из рядов Вооруженных Сил РФ по семейным обстоятельствам в связи с воспитанием малолетнего ребенка, истец будет обеспечен жильем представителей истца, т.е. его матерью в ее собственной двухкомнатной квартире в селе ХХ Оренбургской области или в ее доме в г. ХХ Оренбургской области.

          На данный момент она проживает в доме в селе ХХ Оренбургской области, который находится в 300 метрах от квартиры, которую она обязуется подарить истцу. Будет  очень удобно, помогать ему воспитывать сына.         

            В 200 метрах от этой квартиры проживает отец ответчицы Я. Ответчица в любое время сможет уезжать, забирать сына, общаться с ним. Препятствий к общению дедушки по линии мамы с ребенком тоже никаких не будет.

          Указанный довод свидетельствует о том, что истцовая сторона понимает невозможность со стороны ст. лейтенанта Т. обеспечить надлежащий уход за ребенком в силу его служебной загруженности, и поэтому обосновывает это требование уже не доказательствами, а фантазиями – и жилье-то бабушкино они предоставят отцу и ребенку, и дадут возможность общаться маме с ребенком. Вот только не сообщили суду, куда девать ребенка во время небыстрого процесса увольнения отца с военной службы.

           Данный довод истцовой стороны свидетельствует о том, что еще одной целью иска является не забота о благополучии ребенка, а о желании отца и его представителя лишний раз «насолить» ответчице, попытаться забрать ребенка и оставить его с бабушкой, а никак не с отцом.      

  • Истец обучался в Волгоградском юридическом институте, осталось сдать последнюю сессию, госэкзамены, защитить дипломную работу, но в связи с переводом на новое место службы в г. Гюмри, обучение в институте не окончил.

          В случае если он будет уволен из рядов вооруженных сил РФ, имеем возможность дать ему закончить институт и устроиться на работу в отдел полиции, такие кадры в полицию берут очень охотно.

         Кроме как бездоказательной фантазией этот довод назвать никак не могу, потому что он не подтвержден ни одним документом, ни о том, что истец учился, ни о том, что он будет уволен из ВС, ни о том, каким образом ему будет оказана помощь матерью и где в это время будет находиться ребенок, ни о том, что он устроится на службу в полицию.

          Одна голая фантазия.

  • Ребенок привязан к отцу, но ответчица не дает возможности общаться с ним. В те дни, которые ребенок проводит с отцом, обязательно устроит скандал, когда отец возвращает ей сына, либо когда сама приезжает за ним.

         15.03.2014 года, я была свидетелем того, как ответчица звонила истцу в период времени с 20:00 час. до 21:00 час., чтобы он срочно привез ребенка к ней домой, хотя между ними была договоренность о том, что сына он привезет ответчице домой к 21:00 час.

          Комментируя этот довод, могу сказать, что он свидетельствует в пользу моей доверительницы о том, что она волновалась и беспокоилась за ребенка, просила его скорейшего возвращения к себе. То есть она поступала чисто по-матерински. И что же в этом плохого? Почему такое ее заботливое поведение о ребенке может быть основанием для того, чтобы забрать у нее ребенка? 

  • Следующий довод представителя истца Т.О.П.: в настоящее время я нахожусь в отпуске, с 06 апреля 2014 года у меня заканчивается служебный контракт, и я увольняюсь с работы, смогу оказывать помощь истцу в воспитании сына. Я сделаю все зависящее от меня, дам истцу возможность служить и воспитывать сына.

          Этот довод истца еще один раз со всей определенностью подчеркивает цель иска – чтобы мама истца заменила жену истца. Но так не бывает.

  • Доводы истца также не выдерживают никакой критики в смысле наличия доказательственной нагрузки.

          Действительно, не являются доказательствами сведения о том, какое имущество было приобретено ими во время супружеской жизни, что офицерские жены это особая категория жен, что он добросовестно содержал свою семью в рамках своего денежного довольствия и т.д. и т.п.

  • в настоящем гражданском деле имеет место грубого обращения с ребенком со стороны матери, применение физического насилия к несовершеннолетнему ребенку в конфликтных ситуациях со стороны матери, насильное разлучение малолетнего ребенка с отцом путем создания препятствий к общению и воспитанию сына отцом, формирование у ребенка матерью негативного отношения к отцу в связи с созданной обстоятельствами меньшей вовлеченностью отца в процесс воспитания ребенка, и вывод суда первой инстанции о том, что доводы стороны истца являются несостоятельными и бездоказательными, является неверным.

          Это мнение истца является ошибочным, потому что в ходе судебного заседания не было представлено доказательств грубого обращения моей доверительницы с ребенком. Насильного разлучения ребенка с отцом путем воспрепятствования общения с ним также не имело место, зато имело место неоднократный отказ истца от заключения мирового соглашения и определения порядка общения с ребенком.

          Вообще не упоминались в ходе суда первой инстанции вопросы формирования у ребенка матерью негативного отношения к отцу в связи с созданной обстоятельствами меньшей вовлеченностью отца в процесс воспитания ребенка. Поэтому ссылка на данное обстоятельство в апелляционной жалобе является несостоятельной.

  • ответчик при отсутствии удовлетворенности ситуацией в целом допускает реакции гнева и агрессии при несовершеннолетнем ребенке, формируя тем самым испуг и моральную травму у ребенка.

          Никаких доказательств реакции гнева и агрессии моей доверительницы в отношении ребенка суду не представлено, как не представлено доказательств наличия  у ребенка испуга и моральной травмы в результате ненадлежащего поведения матери.

  • вопреки требованиям норм права суд рассмотрел дело без заключения привлеченного к участию в деле органа опеки и попечительства Республики Армения в лице его территориального подразделения в г. Гюмри, что является незаконным и влечет отмену решения суда.

          Данный довод истца является голословным, поэтому конкретных норм права, обязывающих суд привлечь орган опеки, он не указал.

  • его права и обязанности на посещение детского сада нарушены ответчиком и привели к ухудшению положения и интересов ребенка, отставанию от ровесников в развитии по обучающей дошкольной подготовке.

        Довод истца является надуманным, потому что факт отставания в развитии от ровесников вовсе не исследовался в суде первой инстанции, потому что о нем истец вовсе не заявлял. Кроме того, у ребенка нет обязанности ежедневно посещать детский сад, и это не предусмотрено никаким нормативным документом. Это же не армия и он не военнослужащий по контракту, который обязан ежедневно прибывать на службу.

          С учетом изложенного, прошу суд апелляционной инстанции оставить решение 5 гарнизонного военного суда без изменения, а апелляционную жалобу истцовой стороны без удовлетворения.

          ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ОТВЕТЧИКА ПО ДОВЕРЕННОСТИ – АДВОКАТ:                                                             КАРПОВ С.В.

          25 июня 2014 г.

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию