Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ГРАЖДАНСКОЕ ДЕЛО О РАЗДЕЛЕ СОВМЕСТНО НАЖИТОГО СУПРУГАМИ ИМУЩЕСТВА В ВОРОШИЛОВСКОМ РАЙОННОМ СУДЕ Г. РОСТОВА-НА-ДОНУ

Уважаемый суд!

      Содержание исковых требований моего доверителя Д.О.В. относительно 27/100 долей в праве общей долевой собственности на объект недвижимости кадастровый номер ХХХ, а также относительно 27/100 долей земельного участка кадастровый номер ХХХ, расположенных по адресу: Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, ул. ХХХ, д. ХХ, заключается в том, чтобы исключить это имущество из числа совместно нажитого в период брака с ответчиком – Д.Н.А. и прекратить его право собственности с исключением из числа сособственников на эти объекты недвижимости и одновременно признать за Д.О.В. право собственности на 27/100 долей в праве общей долевой собственности на эти объекты недвижимости.

              Эти исковые требования являются и законными, и справедливыми по следующим основаниям:

        Требования об отступлении от принципа равенства долей при разделе 27/100 долей, в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок, которые в настоящее время лишь формально числятся находящимися в собственности ответчика, основываются на законных основаниях. И не только и не столько на том, что с моим доверителем после развода остаются несовершеннолетние дети. Это существенный, но не единственный аргумент в пользу раздела имущества супругов с отступлением от равенства долей.

           Во-первых, заслуживающими внимания интересами одного из супругов для отступления от начала равенства долей супругов в понимании п. 2 ст. 39 Семейного кодекса РФ и п. 17 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 05.11.1998 года № 15 следует признать и факт того, что 27/100 долей в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок по ул. ХХХ, д. ХХ, были зарегистрированы хоть и на имя ответчика Д.Н.А. по его настоянию, но фактически все без исключения вложенные денежные средства на приобретение этих объектов недвижимости принадлежали истице и ее матери в равных долях.

          Как следует из договоров купли-продажи недвижимого имущества, приобщенных к материалам дела в судебном заседании 26 августа 2012 г., ответчик, Д.Н.А., стал собственником 27/100 долей в домовладении по ул. ХХХ, д. ХХ, в результате нескольких сделок по продаже и покупке квартир.

          27/100 долей в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок не являются имуществом, совместно нажитым в период, так как были приобретены за счет средств истицы и ее матери, полученных до брака. Поэтому данное имущество разделу между бывшими супругами не подлежит.

            Денежные средства для приобретения спорного объекта недвижимости были получены следующим образом:

         В 1996 году была продана 3-хкомнатная квартира, которая в равных долях принадлежала истице, ее матери – Т.Н.Н. и брату истицы – Т.В.В. Эту квартиру они продали за 34 500 000 рублей (тридцать четыре миллиона пятьсот тысяч рублей) - договор купли-продажи квартиры № ХХХ по реестру, от 08.06.1996 г.

           Эта квартира (3-хкомнатная) была приобретена в результате приватизации.   

           Средства от продажи этой квартиры были лично истицы (в размере 1/3 доли), и матери - также в размере 1/3 доли.

          Далее две доли с продажи 3-комнатной квартиры, истицу и ее мамы, в сумме 20 000 000 (двадцать миллионов) рублей, они вложили в покупку 2-х комнатной квартиры (договор купли-продажи квартиры от 22.06.1996 года, № ХХХ по реестру). Это были их личные деньги, так как иных средств в виде накоплений у них не было, потому что в тот период времени моя доверительница училась в институте, ее мать работала в БСМП-2, а ответчик - на «Скорой помощи».

       По договоренности квартира была оформлена полностью на истице, с условием, что в пользование матери будет предоставлена отдельная комната. Данное условие было соблюдено. Не смотря на то, что квартира была приобретена и оформлена на истицу в период брака, ответчик Д.Н.А. никакого отношения к квартире не имел и никаких средств при покупке квартиры не вносил, а поэтому никогда никаких прав на нее не предъявлял.

          Когда в 2000 году ответчик настоял на продаже квартиры и покупке дома, истица и ее мама продали 2-комнатную квартиру № ХХ, на ул. ХХХ, д. ХХХ, за 33 000 (тридцать три тысячи) рублей (договор купли-продажи квартиры от 27.09.2000 г., № ХХХ).

         И, наконец, вложили их в покупку 27/100 долей в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок по ул. ХХХ, д. ХХ, в г. Ростове-на-Дону. Сумма вложенных средств составила 25 000 (двадцать пять тысяч) рублей.

          Хочу обратить внимание суда на то, что другими средствами на покупку дома, семья не располагала. То есть истица с матерью вложили собственные средства в покупку дома и земельного участка, которые были оформлены на имя ответчика. Тогда супруги Д. были в доверительных отношениях, моей доверительнице, как матери, xoтелось сохранить семью, чтобы супруг почувствовал себя мужчиной, хозяином. Причем, Д.Н.А. настаивал на оформлении домовладения на него, обещал сделать ремонт, пристройку. Однако по состоянию на сегодняшний день никакой пристройки ответчик не построил. Кирпич, который он купил для осуществления этой своей затеи, так до сих пор и лежит во дворе.

          Считаю, что ответчик просто воспользовался доверием своей супруги, желанием видеть в нем мужчину, хозяина, то есть естественным желанием любой матери, чтобы дети росли с родным отцом. А когда получил право собственности на долю в домовладении, то необходимость в семье у него отпала. Да еще работа с 2003 года позволяет ему чувствовать себя уверенно в материальном плане.

          В виду сложившихся доверительных отношений в тот момент и для укрепления отношений в семье сделка купли продажи была оформлена на мужа – Д.Н.А. Условие проживания матери в отдельной комнате также сохранялось. Приобретенное домовладение состоит из отдельно стоящего строения литер А 1925 года постройки, общей площадью 43,9 кв.м, жилой - 28,2 кв. м с самостоятельным выходом во двор, гаража литер М, и летней кухни литер Б, а также земельного участка.

         Таким образом, 27/100 долей в праве общей долевой собственности на домовладение, (включающее строения и земельный участок), расположенные в г. Ростов-на-Дону, ул. ХХХ, д. ХХ, приобретены полностью за счет средств полученных от продажи двухкомнатной квартиры, принадлежащей истице на праве собственности. Поэтому указанное имущество не может делиться между супругами Д. как совместно нажитое, а подлежит выделению в собственность истицы.

          Доводы ответчика о том, что им были вложены деньги в дом, оформленный на него, считаем несостоятельными, т.к. между договорами купли-продажи гостинки и купли-продажи дома прошел месяц. Считаем, что сторона не доказала, что деньги с продажи гостинки были вложены именно в покупку дома.

          Кроме того, в момент покупки квартиры и домовладения ответчик не имел денежных средств для участия в совершаемых сделках и поэтому в них не участвовал.

      Во-вторых, из представленных суду ответной стороной документов (справки 2-НДФЛ по зарплате Д.Н.А.) видно, что последние годы ответчик зарабатывает не менее 35 000 рублей. 0днако этих денег семья не видит. Он тратит их на свои личные нужды. А на семью он денег не дает: это и просто на питание, это и нужды уже взрослых детей 17 и 13 лет, которым нужны и учебники, и одежда, и обувь, и оздоровление, и мебель для занятий, и кровати отдельные и многое другое.

        В конце 90-х - начале 2000-х годов Д.Н.А. еще выделял часть заработанных денег на обеспечение детей, но этого не хватало. Истица была вынуждена, находясь в отпуске по уходу за ребенком, (имея на руках двух малолетних детей (5 лет и 1 год), зарабатывать на обеспечение своих детей, торгуя на рынке совместно со своей матерью.    

        Деньги которые он приносил в семью, не превышали прожиточного минимума (который, как известно, не отражает реальные затраты на семью). То есть его доходы не обеспечивали семью из четырех человек. Но семья пока продолжала существовать, отношения в семье были терпимыми. Моя доверительница не смотрела на то, что муж зарабатывает мало. В то время был кризис, деньги обесценивались. Для нее была важна семья и наличие отца у детей.

        Но даже если приравниваться к прожиточному минимуму, можно рассчитать по официальным данным и справкам о зарплате главы семьи, каков был доход ответчика и как он соотносился с прожиточным минимумом.

          Например, на 2000 год общий прожиточный минимум был установлен в размере 1210 рублей на человека. Причем для трудоспособного населения - 1320 руб., для пенсионеров - 909 рублей, для детей 1208 рублей.

    Таким образом, на эту семью из 5 человек прожиточный минимум в месяц должен был составлять: 1320+1320+909+1208+1208=5965 рублей.

         По данным справок о зарплате, предоставленных ответчиком, у Д.Н.А. средний доход - 2400 рублей в месяц, что обеспечивало его самого, и оставалась небольшая часть для обеспечения одного ребенка. Но, я подчеркиваю, что эти суммы - лишь прожиточный минимум. Реально тратилось на детей гораздо больше. И нельзя сказать, что ответчик обеспечивал свою семью. Из приведенных данных видно, что зарплата Д.Н.А. являлась лишь частью общего дохода семьи, куда вкладывала и лично его супруга, и ее мать немалую часть.

           Помогала этой семье мать истицы, смотрела за детьми, отдавала все доходы в бюджет семьи, помогала в воспитании. Помимо пенсии, мать работала еще в БСМП-2 на ночных дежурствах кардиологического отделения, а также неофициально подрабатывала на рынке. И даже при том, что мать помогала, они обе работали, тем не менее, они постоянно жили, и сейчас семья живет в условиях постоянного дефицита денег. Время от времени истице приходится занимать деньги у друзей или брать кредиты в банках, что нашло свое отражение в материалах дела.

           В соответствии пунктом 17 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 05.11.1998 года №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 № 6) при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, суд в соответствии с п. 2 ст. 39 СК РФ может отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей и (или) заслуживающие внимания интересы одного из супругов. Под заслуживающими внимания интересами одного из супругов следует, в частности, понимать наряду с другими случаи, когда супруг без уважительных причин не получал доходов либо расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

            Считаю, что с декабря 2003 года, с момента, когда ответчик устроился на работу в футбольный клуб «Ростов», ответчик и начал расходовать общее имущество в ущерб интересам семьи. С этого момента он стал отдавать в семью не все деньги, а только 4000 тысячи рублей ежемесячно «на детей». Однако когда супруга просила принести справку 2-НДФЛ о доходах, чтобы продлить детские пособия, он ей отказывал или просто не приносил, таким образом, скрывая от семьи свои доходы. А с марта 2006 года (а это более 6 лет!) и вовсе перестал давать в семью деньги.

           То есть получается так, что пока у ответчика не было средств прожить одному, он оставался в семье, проживал вместе с супругой, ее матерью и детьми. А как только он стал зарабатывать хорошие деньги, он отделился, и интересы семьи его перестали интересовать.

          Подчеркиваю, что с 2006 года (а это уже более 6 лет) Д.Н.А. расходует общее имущество супругов вопреки интересам семьи, тратит свою зарплату на себя, а если и покупает что-то для детей, то не более 3-4 раз в год на сумму от 2000 до 10000 рублей.

            При этом покупает себе дорогостоящие инструменты, а именно:

           - сварочный аппарат ~ 10000 рублей,

           - «чудо»-печки - 3 штуки ~ по 5000 каждая.

           - бензопила ~ 10000 рублей,

           - набор электроинструментов ~ 10000 рублей,

           - шлифовальная машина ~ 3000 рублей

           - плиткорез ~ 2000 рублей,

           - прибор для сварки пластиковых труб ~ 3000 рублей.

           - электрорадиаторы — 3 штуки ~ по 2000 рублей каждый,

           - несколько дорогостоящих наборов инструментов ~ по 1500 рублей каждый,

           - дрель ~ 2000 рублей.

          Все эти инструменты - достаточно дорогие вещи. Для себя у ответчика деньги нашлись, для семьи и детей - не находилось.

          В-третьих, на содержании моей доверительницы оставлены после развода дети: сыновья А. - 17 лет, и Р. - 13 лет. Двое несовершеннолетних детей будут проживать с ней. Кроме того, с ней останется проживать и ее мать – Т.Н.Н. И получается, что в случае раздела по закону, то есть по принципу равенства долей супругов при разделе имущества, этой семье остаются 14 метров жилой площади на четверых. При том, что двое из этой семьи - мальчики 13 и 17 лет.

          Довод представителя ответчика, является несостоятельным о том, что только лишь наличие у детей тяжелых заболеваний может служить основанием для отступления от принципа равенства долей. При этом ответчик ссылается на некую «судебную практику» без ссылок на конкретные решения суда, что является голословным утверждением.

          Другие исковые требования моей доверительницы – это:

          - о взыскании с Д.Н.А. стоимость 1/2 доли автомобиля марки ЗАЗ ШАНС TF698K, государственный номер ХХХ, год выпуска 2010, идентификационный номер VIN ХХХ, в размере 125 000 руб.;

          - о взыскании с ответчика 1/2 долю стоимости автомобиля ВАЗ 21093, государственный номер ХХХ, проданного в 2011 году без ее согласия, в сумме 40 000 рублей;

        - о разделе кредитных обязательств бывших супругов и взыскании с ответчика – Д.Н.А., 1/2 долю задолженности по кредитным договорам на момент расторжения брака 02.08.2012 г.:

            по кредитному договору №ХХХ от 07.09.2010 г. - 31696,46 руб.

            по кредитному договору № ХХХ от 21.12.2011 г. -100 775,50 руб.

           Считаю эти исковые требования полностью обоснованными и законными по следующим основаниям:

        В период с лета 2007 года до конца 2008 года на обеспечение детей ответчик ничего не выделял, так как с его слов «выплачивал кредит», взятый на покупку автомашины ВАЗ 21093, которую он продал без согласия супруги. В этот момент в семье уже была машина, которая приобреталась для нужд семьи.

          В 2011 году Д.Н.А. продал автомобиль ВАЗ 21093, гос.№ ХХХ, сняв его с учета 08.06.2011г. Ориентировочная стоимость подобного автомобиля на 2011 год составляет 80 000 рублей (распечатка из сети Интернет о подобных моделях и их стоимости - в материалах дела).

          Считаю, что половина денег с продажи автомобиля ВАЗ 21093 должна быть выплачена истице.

          То есть ответчик получает зарплату почти в 50 000 рублей, ничего не дает в семью, продает автомобиль — также не дает ни копейки в семью. И при этом утверждает, что у него нет средств на покупку автомобиля, и ему просто необходим кредит в 270 000 рублей. В его действиях усматривается умысел отнести эти расходы на счет бывшей супруги при разводе. Так как разговоры о разводе шли уже давно, порядка 5 (пяти) лет. Причем он всегда говорил супруге, что «если тебе надо, ты и подавай на развод». Или когда она обращалась к нему за деньгами на содержание детей, он отвечал, что «если тебя что-то не устраивает — подавай на развод».

          Исковое требование Д.Н.А. о разделе кредитных обязательств по кредитному договору от 07.06.2011 г.:

          Данное исковое требование считаю не обоснованными и прошу суд отказать в полном объеме в его удовлетворении по той причине, что кредит, полученный ответчиком на покупку автомобиля ЗАЗ «Шанс» в размере 278 000 рублей в июне 2011 года, был оформлен специально для того, чтобы половину его выплачивала супруга при разделе имущества.

          В 2011 году Д.Н.А. продал автомобиль ВАЗ 21093, roc.N ХХХ, сняв его с учета 08.06.2011 г.

          Оценочная стоимость данного автомобиля на 2011 год в соответствии с актом оценки составляет 62 000 рублей (л.д. 41-52, том 2). Причем согласие на продажу данного автомобиля истица давала. Автомобиль ВАЗ 21093 был продан 08.07.2011 года, и в тот же день куплен ЗАЗ «Шанс». Это доказывает тот факт, что деньги с продажи автомобиля были явно использованы на покупку нового автомобиля ЗАЗ. Хотя ответчик так и не представил в суд договор купли-продажи, где бы мы увидели реальную сумму продажи ВАЗ 21093.

          Также хочу подчеркнуть, что ответчик берет кредит на сумму 278 000 рублей на покупку автомобиля ЗАЗ «Шанс» (договор от 07.06.2011 г.), хотя в соответствии с договором купли - продажи автомобиля от 7 июня 2011 года (л.д. 99-100) его стоимость - 240 000 рублей. Еще 38 тысяч прибавляется за дополнительное оборудование, установленное на автомобиль (сигнализация, тонировка, парктроник и пр.) (л.д. 101).

          Необходимость получения данного кредита под сомнением, так как средний доход Д.Н.А. с 2010 года составляет 50 000 рублей. Причем он семью не содержит, не дает ничего в бюджет семьи, растрачивая его на личные цели. В 2010 году доход ответчика составил 536 331,67 рублей (л.д. 184), а за 6 месяцев 2011 года – 283 563 рублей (л.д. 185). Не расходуя деньги на семью и детей, уверен, что можно было приобрести этот автомобиль и без привлечения кредитных средств.

          То есть ответчик получает зарплату почти в 50 000 рублей, ничего не дает в семью, продает автомобиль - также не дает ни копейки в семью. И при этом утверждает, что у него нет средств на покупку автомобиля, и ему просто необходим кредит в 278 000 рублей. Поэтому в этих его действиях однозначно усматривается умысел отнести эти расходы на счет бывшей супруги при разводе.

          Своего согласия на приобретение автомобиля ЗАЗ «Шанс» моя доверительница супругу не давала, на покупку вообще и, тем более, в кредит. Она брала кредиты, чтобы просто кормить детей, оздоравливать их, купить элементарные вещи из одежды, так как дети растут, в год меняя, к примеру, по 2-3 пары обуви.

          А бывший супруг берет кредит, чтобы купить автомобиль ЗАЗ Шанс, чтобы использовать его в личных целях. Тем более они сам заранее не сообщил супруге о покупке нового автомобиля ЗАЗ, а просто по факту в начале июня 2011 года она увидела припаркованный рядом с домом этот новый автомобиль.

         Соответственно, если бы она знала, что у Д.Н.А. такая зарплата, какую он показал в справке о доходах в ходе судебного заседания, то она бы советовала приобрести машину без оформления кредита, а еще лучше - вообще не покупать этот автомобиль, так как продавать ВАЗ 21093 и покупать ЗАЗ Шанс, тем более в кредит - это, несомненно, невыгодное приобретение.

          Автомобиль ЗАЗ Шанс никогда не использовался на нужды семьи, ни разу отец не встретил детей из школы, не отвез на тренировку или на музыку, ни разу с июня 2011 года не предложил супруге съездить за продуктами или за другими покупками для семьи. Поэтому считаю, что ответная сторона не предоставила доказательств использования автомобиля на нужды семьи.

          Считаю, что кредит, полученный ответчиком на покупку автомобиля ЗАЗ «Шанс» в размере 278 000 рублей в июне 2011 года, был оформлен специально для того, чтобы половину его выплачивала супруга при разделе имущества.

Уважаемый суд!

          Все исковые требования Д.О.В. доказаны свидетельскими показаниями и другими материалами дела - а именно: договоры купли-продажи 3 шт., акты оценочной стоимости автомобилей, кредитные договора, поэтому прошу удовлетворить их в полном объеме. И, кроме того, взыскать с ответчика Д.Н.А. сумму уплаченной ею государственной пошлины в размере 13770,87 руб.

          Исковое требование Д.Н.А. считаю незаконным, а поэтому прошу в его удовлетворении отказать.

 

          ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ИСТЦА ПО ДОВЕРЕННОСТИ – АДВОКАТ:                                                                   КАРПОВ С.В.

          05 марта 2013 г.

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию