Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

ГРАЖДАНСКОЕ ДЕЛО О ПРИЗНАНИИ НЕЗАКОННЫМ РЕШЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА О СНЯТИИ С КВАРТИРНОГО УЧЕТА ОФИЦЕРА ЗАПАСА В БАТАЙСКОМ ГОРОДСКОМ СУДЕ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Уважаемый суд!

          Мой доверитель подполковник запаса С. проходил действительную военную службу по контракту в Вооруженных Силах СССР и Украины с 8 октября 1969 года.  1 апреля 1993 года приказом Министра обороны Украины № 0642 он был уволен с действительной военной службы в запас по статье 59 пункт «а» (по возрасту) Положения о прохождении службы офицерским составом Вооруженных Сил Украины  и 22 апреля 1993 года приказом командира в/ч 18365 исключен из списков личного состава части, направлен на воинский учет в Батайский ГВК Ростовской области. Указанные обстоятельства нашли свое подтверждение в ходе судебного зседания при осмотре личного дела офицера запаса.

         По окончании службы календарная выслуга в Вооруженных Силах  у моего доверителя  составила 24 года 2 месяца, в льготном исчислении – 46 лет 8 месяцев, что нашло свое отражение в исследованном судом приказе Министра обороны Украины об увольнении с действительной военной службы.

         Кроме того,  согласно справки командира части в состав его семьи входили жена С.С.В. и дочь Н.

         Непосредственно перед увольнением подполковник С. с семьей проживал в полученной от Министерства обороны СССР квартире по адресу: Житомирская область, г. Бердичев, ул. Красная гора, д. 300, кв. 23, которую в июне 1998 года полностью сдал в Министерство обороны Украины, что подтверждается справкой Бердичевской квартирно-эксплуатационной части района.

         По прибытии после увольнения к избранному месту жительства в гор. Ростов-на-Дону С. встал на воинский учет в Батайском ГВК Ростовской области и первоначально стал проживать в арендованной квартире по адресу: г. Ростов-на-Дону, пер. Халтуринский, д. 61/22.

         С учетом того, что он и его семья не имели ни коммунального, ни частного жилья в г. Ростове-на-Дону, 25 мая 1993 года он написал заявление Главе администрации Ленинского района г. Ростова-на-Дону  с просьбой о постановке на учет в качестве нуждающегося в получении жилого помещения. Это заявление было удовлетворено и постановлением № 2301 от 23 июня 1993 года семья моего доверителя (он, жена и дочь) были поставлены на квартирный учет со включением в очередь офицеров запаса на основании действовавшего в то время постановления Совета Министров СССР № 734 от 7.09.1987 г.

         В настоящее время и С.,  и его семья (в составе – С. и жена) также имеют право состоять на квартирном учете в очереди офицеров запаса с даты его первичной постановки на учет в качестве нуждающегося в получении жилого помещения в соответствии с п. 6 п.п. «а» ныне действующего постановления правительства РФ от 6.09.1998 года № 1054  «О порядке учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства», т.к. он является  гражданином, проходившим военную службу по контракту в Вооруженных Силах государстве - участнике СНГ (а именно – в Украине), с которой заключен соответствующий договор, и уволенный с военной службы в запас, прибывший и вставший на воинский учет по избранному постоянному месту жительства, имеющий общую продолжительность военной службы более 10 лет в календарном исчислении, и уволенный по достижении предельного возраста пребывания на военной службе.

         Упомянутым выше международно-правовым основанием нахождения заявителя на учете в очереди офицеров запаса является ныне действующее Соглашение между Государствами – участниками Содружества Независимых государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 года, подписанных в том числе главами Российской Федерации и Украины. 

         7 сентября 1993 года на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию супруга С. приняла в наследство от своей умершей матери Г. целый жилой дом, находящийся в г. Батайске по ул. ХХХ, д. ХХ, расположенный на земельном участке. На указанном земельном участке расположены: жилой дом саманный, обложенный кирпичом, общеполезной площадью 54,7 кв. м., в т.ч. жилой площадью 22,5 кв. м., сарай дощатый, уборная кирпичная, мощение, ограждение.

         В соответствии с договором дарения от 16 октября 2003 года этот дом перешел в собственность дочери заявителя К., которая пользуется и распоряжается им в настоящее время по своему усмотрению. Мой доверитель и его супруга в этом доме не проживают. Копия договора дарения исследована судом.

         Заявитель с супругой в марте 2004 года заключили с гр-ном К. договор аренды ½ дома по ул. ХХХ, д. ХХ в г. Батайске, в котором они и проживают в настоящее время в связи с отсутствием собственного жилья.

         Факт проживания по указанному адресу подтверждаются справкой квартального комитета 1/7 г. Батайска и наличием регистрации в паспортах по указанному адресу с 6 апреля 2004 г., что было исследовано судом.

         Кроме того, факт проживания по данному адресу подтвердили в суде свидетели Ч., С. и  К.

         Несмотря на то, что и заявитель,  и семья заявителя (в составе - он и жена) в настоящее время имеют право по изложенным выше основаниям состоять на квартирном учете в очереди офицеров запаса со времени его первичной постановки на учет в качестве нуждающегося в получении жилого помещения, однако, постановлением № 301 от 28.03.2003 года Главы администрации Ленинского района г. Ростова-на-Дону он был снят с квартирного учета под предлогом того, что имеет частный дом в г. Батайске  на основании Решения городской думы от 23.09.1997 года № 30 и Постановления  РФ от 6.09.1998 года № 1054.

         Обращает на себя внимание явная несостоятельность такого основания, как наличие у моего доверителя частного дома, потому что на день вынесения такого постановления – 28 марта 2003 года  он не имел в собственности частного дома. Впоследствии заявитель также никогда не имел в собственности частного дома, что подтверждается исследованными судом справками Муниципального предприятия «Бюро технической инвентаризации» г. Батайска и Мунициального унитарного предприятия технической инвентаризации и оценки недвижимости г. Ростова-на-Дону. 

         Кроме того, указанные в постановлении Главы администрации Положение о порядке постановки на квартирный учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилья в городе Ростове-на-Дону, принятое Решением городской думы от 23.09.1997 года № 30, и постановление правительства РФ от 6.09.1998 года № 1054  «О порядке учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы с органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства» в качестве основания для снятия заявителя с квартирного учета в своем тексте не содержат конкретных указаний на основания для снятия его с квартирного учета, что позволяет сделать вывод о том, что ссылка на данные документы является голословной. 

         Со дня издания оспариваемого постановления о снятии с учета мой доверитель поставлен в известность в письменной форме не был.

         В связи с этим в июле 2005 года он письменно обратился в администрацию Ленинского района г. Ростова-на-Дону  с запросом  о состоянии его на квартирном учете. На данное обращение он получил 5 августа 2005 года письменный ответ за исх. № ХХХ от 26.07.2005 года от Главы администрации А.Г.Кобзаря, который сообщил, что он был снят с квартирного учета в связи с наличием частного домовладения у жены в г. Батайске по ул. ХХХ, д. ХХ общей площадью 55,4 кв. м.

         Однако, факт наличия у супруги заявителя частного дома администрацией района установленным порядком не проверен и утверждение Главы администрации о наличии на день вынесения оспариваемого постановления частного домовладения у жены является преждевременным и не доказанным по следующим основаниям:

         На основании п. 1 ст. 131 Гражданского кодекса РФ (ФЗ № 51-ФЗ от 30.11.1994 г.) и ч. 1 ст. 4 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» № 122-ФЗ от 21.07.1997 года право собственности на недвижимые вещи подлежит государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

         В соответствии с ч. 1 ст. 2 Федерального закона № 122-ФЗ от 21.07.1997 года государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

         Как указано в этом же Законе, государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

         Однако, из Учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Ростовской области (ныне Главное управление Федеральной регистрационной службы по Ростовской области) сведений о наличии зарегистрированного права собственности на жилой дом у супруги заявителя администрация Ленинского района не запросила и таким образом, этот вывод при отсутствии к тому доказательств сделала необоснованно.

         В то же время заявитель представил в администрацию района справки из Учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Ростовской области  об отсутствии и у него и супруги права собственности на какое-либо жилье в г. Батайске по состоянию на 18 ноября 2003 года, что обязывает администрацию района не исключать и его и семью  с квартирного учета военнослужащих, уволенных с военной службы, как не имеющих жилья.  

         Кроме того, в своем ответе Глава администрации сообщил, что в настоящее время указанное домовладение передано женой по договору дарения дочери и вопрос о восстановлении заявителя в очереди квартирного учета рассмотрен быть не может, так как лично он ухудшил свои жилищные условия.

         Данный довод также является несостоятельным, т.к. лично заявитель не совершал никаких действий по ухудшению моих жилищных условий, о чем необоснованно сообщил ему Глава администрации.

          Более того, действовавшим на день постановки заявителя на квартирный учет (т.е.  23 июня

1993 года) и до своей отмены (1 марта 2005 года – см. Федеральный закон № 189-ФЗ от 29.12.2004 года «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации) Жилищным кодексом РСФСР (утвержден ВС РСФСР 24 июня 1983 года) (в ред.  Указов ПВС РСФСР от 18.01.1985, от 29.08.1986, Закона РСФСР от 07.07.1987; Указов ПВС РСФСР от 18.11.1988, от 19.12.1988, от 22.06.1989; Закона РСФСР от 06.07.1991 N 1552-1; Федеральных законов от 27.01.1995 N 10-ФЗ, от 22.08.1995 N 151-ФЗ, от 28.03.1998 N 45-ФЗ, от 17.04.2001 N 48-ФЗ, от 25.07.2002 N 116-ФЗ, от 24.12.2002 N 179-ФЗ, от 31.12.2002 N 187-ФЗ, от 20.07.2004 N 71-ФЗ, с изм., внесенными Постановлениями Конституционного Суда РФ от 25.04.1995 N 3-П, от 23.06.1995 N 8-П) не установлено такого основания для исключения из списков квартирного учета как ухудшение жилищных условий.

         Частью 2 статьи 32 данного Закона были установлены следующие основания для снятия граждан с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий:

1) улучшение жилищных условий, в результате которого отпали основания для предоставления жилого помещения;

2) выезд  на другое постоянное место жительства;

3) выявление в представленных документах не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, послуживших основанием для принятия на учет, а также неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о принятии на учет;

4) прекращение трудовых отношений с предприятием, учреждением, организацией, если они состоят на учете по месту работы и никто из членов их семей не работает на этом предприятии, в учреждении, организации, кроме случаев увольнения в связи с уходом на пенсию или переходом на выборную должность. Не могут быть сняты с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий семьи, потерявшие кормильца, состоявшего на учете.

         Частью 1 статьи 6 Жилищного кодекса РФ от 29.12.2004 года № 188 (введен в действие с 1 марта 2005 года Федеральным законом № 189-ФЗ от 29.12.2004 года «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации) установлено, что акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие. Следовательно, администрация Ленинского района не имела права применять к жилищным отношениям семьи моего доверителя непроверенных сведений о принятии в наследство его супругой частного дома в 1993 году, в качестве основания для снятия его с квартирного учета,  т.к. данное жилищное правоотношение возникло до введения в действие Жилищного кодекса РФ № 189-ФЗ от 29.12.2004 года.

         Таким образом, администрация Ленинского района г. Ростова-на-Дону и после 1 марта 2005 года обязана была руководствоваться и обязана была выполнить требования части 1 статьи 32 Жилищного кодекса РСФСР (утвержден ВС РСФСР 24 июня 1983 года), обязывающей сохранить за заявителем и его семьей право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий до получения жилого помещения, о чем прямо указано в части 2 статьи 6 Федерального закона № 189-ФЗ от 29.12.2004 г. 

         С учетом вышеизложенного, считаю, что оспариваемое постановление Главы администрации Ленинского района г. Ростова-на-Дону является незаконным и подлежит отмене, а истец С. и его семья (в составе – заявитель С. и супруга С.) восстановлению на квартирном учете со включением в очередь офицеров запаса со дня первичной постановки меня на этот учет, т.е. с 23 июня 1993 года.

         На основании изложенного, прошу признать решение Главы администрации Ленинского района гор. Ростова-на-Дону о снятии С. с квартирного учета военнослужащих, уволенных с военной службы, незаконным. Обязать Главу администрации Ленинского района гор. Ростова-на-Дону отменить свое постановление № ХХХ от 28 марта 2003 года в части снятия С. с квартирного учета как военнослужащего, уволенного с военной службы и поставить на квартирный учет  военнослужащих, уволенных с военной службы, со дня первичной меня постановки на учет, т.е. с 23 июня 1993 года.

 

                ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ЗАЯВИТЕЛЯ:                                                                КАРПОВ С.В.

               15 декабря 2005 г.    

 

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию