Работаем на всей территории Российской Федерации

Пн-пт 09:00 - 18:00
Сб 09:00 - 13:00

+7 (909) 409-80-26

Активная работа защитника на предварительном следствии повлекла установление истины по уголовному делу по ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 2 п. «А,В,Г» УК РФ (покушение на грабеж)

Гр-н К. обратился к адвокату с просьбой о защите его на предварительном следствии по уголовному делу, по которому он обвинялся в том, что вдвоем с неустановленным мужчиной проник на механизированный ток, откуда они пытались похитить по два мешка с пшеницей, но были обнаружены сторожем гр-кой К., после чего скрылись. Как пояснил обвиняемый, этого преступления он не совершал, однако предварительное следствие закончено, и дело через несколько дней направляется прокурору для утверждения обвинительного заключения, и затем - в суд.

Адвокат принял меры к установлению доказательств невиновности подзащитного, для чего в порядке статьи 6 Федерального закона РФ № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 г. опросил шестерых жителей соседнего поселка, которые подтвердили, что в день и во время совершения преступления, подзащитный находился в их населенном пункте у них в 60-ти км от места совершения преступления. Адвокат заявил следователю ходатайство о допросе указанных лиц и проведении очных ставок со сторожем мехтока. Ходатайство было удовлетворено, свои показания эти свидетели защиты подтвердили на очных ставках со свидетелем обвинения - сторожем. Кроме того, защитником было заявлено ходатайство о дополнительном допросе его подзащитного в качестве обвиняемого по предъявленному ему обвинению (ранее тот показаний на допросах не давал на основании ст. 51 Конституции РФ). Это ходатайство защитника также было удовлетворено, и на дополнительном допросе подзащитный пояснил, что настоящее уголовное дело является полностью сфальсифицированным, начиная от факта совершения события преступления, которого вовсе не было, и доказательствами по уголовному делу. Это дело в отношении него возбуждено по инициативе сотрудника уголовного розыска в отместку за то, что подзащитный посоветовал своему знакомому, избитому ранее этим должностным лицом, написать жалобу по данному факту в прокуратуру района, а также в связи с тем, что по другому уголовному делу подзащитный в судебном заседании не подтвердил того факта, что им были подписаны некоторые процессуальные документы в качестве понятого.

Для более полного сбора доказательств, свидетельствующих о невиновности подзащитного, адвокат посетил место происшествия на мехтоке, где его осмотром (с применением фотографирования) установил, что совершить действия по хищению мешков с зерном, о которых дает показания сторож, физически невозможно. Следователю было подано также ходатайство о выполнении дополнительных следственных действий: - истребовать из районного суда копию протокола судебного заседания по уголовному делу, с показаниями подзащитного о том, что им в качестве понятого процессуальные документы по этому делу не подписывались; - истребовать из районного ОВД материалы по заявлению гр-на Т. по факту его избиения инспектором отдела уголовного розыска; - с целью опровержения несостоятельной версии совершения преступления моим подзащитным, изложенной свидетелем-сторожем, провести следственный эксперимент для установления очевидного факта, что физически невозможно обычному мужчине, не являющемуся спортсменом в тяжелой атлетике, тащить волоком по земле два мешка с зерном общим весом 120 кг на протяжении нескольких десятков метров. Для этого предложить любым 5-10 мужчинам волоком протащить два мешка общим весом 120 кг расстояние от места, где находился бурт с зерном до бетонного ограждения мехтока; - с целью установления факта, что пожилая женщина-сторож не могла самостоятельно перепрыгнуть через забор высотой 1,5 метра (о чем она дала показания), провести следственный эксперимент, на котором предложить ей преодолеть этот забор, без помощи подручных средств, способом, изложенным ею на допросе; - с целью установления факта невозможности наблюдать ночью в темное время суток человека, находящегося на дне рва, с внутренней стороны территории мехтока, находясь у забора и выглядывая через него, провести следственный эксперимент на видимость при изложенных условиях. Адвокат посетил мехток и убедился, что: - глубина рва составляет 2,20 м. Данный очевидный факт следователем в ходе предварительного следствия не установлен. В связи с чем необходимо провести дополнительный осмотр места происшествия; - над верхней кромкой бетонного ограждения территории мехтока имеются два навеса – не только горизонтальный, но и боковой, который заслоняет от просмотра с места, указанного сторожем, верхнюю часть рва. Это делает невозможным просмотр данного сектора рва не только в его верхней части, но и тем более – в нижней. Данный очевидный факт следователем в ходе предварительного следствия не установлен, в связи с чем необходимо провести дополнительный осмотр места происшествия с целью установления наличия бокового навеса, а также о проведении следственного эксперимента на видимость при указанных выше условиях. Фотографии места происшествия, выполненные адвокатом, были приложены к настоящему ходатайству; - невозможно видеть в непросматриваемом секторе на дне рва в ночное время действия человека и утверждать, что он достал из- под полы куртки пистолет. Данный очевидный факт следователем в ходе предварительного следствия не установлен, в связи с чем необходимо провести следственный эксперимент на видимость при указанных условиях; - невозможно видеть в непросматриваемом секторе на дне рва в ночное время не только действия человека и утверждать, что он не только достал из под полы куртки пистолет, но и невозможно видеть то, что этот пистолет был темного цвета. Данный очевидный факт следователем в ходе предварительного следствия не установлен, в связи с чем необходимо провести следственный эксперимент на видимость при указанных условиях; - невозможно в ночное время видеть и определить направление выстрела из газового пистолета – вбок или вверх. Данный очевидный факт следователем в ходе предварительного следствия не установлен, в связи с чем необходимо провести следственный эксперимент на видимость при указанных условиях; - отсутствие расстояния в 2 метра от дна рва и до верхней кромки бетонного ограждения забора и невозможность произвести выстрел с этого расстояния. Адвокатом было замерено это расстояние и установлено, что глубина дна в самом неглубоком месте составляет 2,20 м. Кроме того, от ближней к забору верхней кромки рва расстояние до забора составляет 6 метров. Данный очевидный факт следователем в ходе предварительного следствия не установлен, в связи с чем необходимо провести дополнительный осмотр места происшествия с целью установления этого расстояния; - невозможность произвести выстрел человеку роста моего подазщитного, стоя на дне рва, потому что верхняя кромка рва является препятствием для газовой струи от выстрела. При посещении адвокатом-защитником места происшествия его подзащитный спустился на дно рва и установил, что глубина рва полностью скрывает его, стоящего во весь рост и даже с поднятыми руками, что делает невозможным производство выстрела при этих условиях, указанных лжесвидетелем-сторожем. Данный очевидный факт следователем в ходе предварительного следствия не установлен, в связи с чем необходимо провести следственный эксперимент на видимость при указанных условиях; - невозможность произвести выстрел человеку роста моего подзащитного, стоя на дне рва, потому что не только верхняя кромка рва является препятствием для газовой струи от выстрела, но и боковой навес мехтока. Указанный факт также виден из фотографий, сделанных защитником на месте происшествия. Данный очевидный факт следователем в ходе предварительного следствия не установлен, в связи с чем необходимо провести следственный эксперимент на видимость при указанных условиях; - невозможно физически сторожу-женщине с помощником-мужчиной вдвоем вытащить из рва глубиной 2,20 м три мешка с зерном общим весом 180 кг на поверхность земли, вдвоем протащить их 6 метров от кромки рва до забора, вдвоем перебросить их через забор на внутреннюю территорию мехтока, вдвоем подтащить мешки к бурту с зерном. Данный очевидный факт следователем в ходе предварительного следствия не установлен, в связи с чем необходимо провести следственный эксперимент, на котором предложить им произвести указанные действия; - в ходе следствия безгоговорочно установлен факт фальсификации следственного действия – протокола осмотра места происшествия. Следователь необоснованно не выяснила очевидный вопрос, который был задан защитником свидетелю-сторожу, где же находились три мешка с зерном в течение пяти суток - со дня совершения преступления и по день осмотра места происшествия. Из ее показаний, и допрошенных затем показаний других участников следственного действия видно, что в день совершения преступления мешки с места происшествия были убраны, а через пять дней обстановка на месте происшествия во время его осмотра была сфальсифицирована и эти мешки были вновь помещены на место происшествия (причем не на место их обнаружения – на дно рва, а вне рва - на поверхности земли). При этом в протоколе осмотра эти действия своего отражения не нашли, что свидетельствует о его фальсификации. Таким же образом, каким было произведено подбрасывание мешков, могло быть на этом «следственном» действии быть произведено и подбрасывание гильзы. В любом случае на основании ст. 75 УПК РФ доказательственного значения этот протокол уже иметь не может в связи с имевшейся фальсификацией обстановки на месте происшествия. В связи с этим было заявлено также ходатайство о проведении дополнительного осмотра места происшествия, в ходе которого установить точное место проникновения посторонних лиц на территорию мехтока и ухода с него, точное расстояние от бетонного ограждения мехтока до ближней к ограждению верхней кромки рва, глубину рва в этом месте, ширину рва и в его нижней и верхней части; - кроме того, из материалов дела видно, что следователь производила во время предварительного следствия незаконные действия с вещественным доказательством - газовым пистолетом, изъятым ранее у моего подзащитного дома. Так, при этом изъятии пистолет был упакован в полиэтиленовый пакет, горловина которого была опечатана биркой с подписями понятых. В таком виде этот предмет и был сдан на хранение в дежурную комнату ОВД района. Следователь никакого участия к изъятию пистолета и его опечатыванию не имела. При первичном же осмотре пистолета следователем после изъятия ею протоколом выемки данного предмета из дежурной комнаты ОВД, оказалось, что, кроме изъятого пакета, имеется еще и внешний полиэтиленовый пакет с опечатанной горловиной с биркой с подписями ее и других понятых. Такого следственного действия, при котором производилось бы такое опечатывание не проводилось, такой процессуальный документ о выполнении данных действий по опечатыванию непонятно откуда взявшегося внешнего пакета в уголовном деле отсутствует. Этот факт является ярким примером того, что следователь производила манипуляции с пистолетом, что могло повлечь незаконный отстрел из него гильзы, которая могла быть подброшена на место происшествия, как были подброшены мешки с зерном. В связи с изложенными фактами, могущими повлечь фальсификацию доказательств по делу, был заявлен отвод следователю. Адвокат заявил также, что доказательств вины моего подзащитного в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 2 п. «А,В,Г» УК РФ, не имеется, в связи с чем уголовное дело подлежит прекращению на основании ст. 24 п. 1 пп. 1 УПК РФ за отсутствием события преступления.

Ходатайство адвоката было удовлетворено, срок предварительного следствия продлен. Кроме указанных ходатайств адвокат - защитник обратился также с жалобами к начальнику Главного управления внутренних дел по Ростовской области, начальнику Управления собственной безопасности Главного управления внутренних дел по Ростовской области, а также начальнику Главного следственного управления Главного управления внутренних дел по Ростовской области. Принятыми защитником мерами впоследствии по делу принято законное решение.

Получите бесплатную онлайн-консультацию адвоката Карпова Сергея Викторовича

Получить консультацию